«Возрождение России начнется с Севера... »

Тридцатого августа 2002 года в Благовещенском храме города Колы состоится канонизация праведного Феодорита Кольского, просветителя лопарей.

Сбор материалов по прославлению блаженного Феодорита начался в первый год образования епархии, когда Владыка Симон благословил иеромонаха Митрофана (Баданина), исследовать имеющиеся сведения о наших Кольских подвижниках веры и благочестия.

Какая же работа предшествовала прославлению и почему оно состоится именно в Кольском храме, а, к примеру, не в Свято-Никольском кафедральном соборе Мурманска? - с этим и другими вопросами мы обратились  к настоятелю Успенского прихода села Варзуга иеромонаху МИТРОФАНУ (Баданину), возглавляющему епархиальную комиссию по канонизации святых.

- Как свидетельствует история, - поясняет отец Митрофан, - в 1529 году Феодоритом был поставлен в устье реки Кола первый храм - в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Предназначался он для просвещения муномашских и нотозерских лопарей, принявших веру Христову благодаря его равноапостольным трудам. И нынешний Благовещенский храм, возведенный в 1817 году, являющийся, кстати, первым каменным зданием на Кольской земле, полностью наследует древнюю церковь и по месту, и по названию. Поэтому наиболее уместно совершить прославление именно в этом храме, где так ощутима связь времен.

- Проведенная Вами работа по сбору и исследованию материалов о Феодорите Кольском заняла без малого шесть лет. Однако и ранее деятельностью этого подвижника интересовалось немало мурманских историков, в частности, академик Иван Ушаков, публиковавший свои исследования в различных изданиях.

- Действительно, проводимая мною работа была, прямо скажем, не быстрой. Но труд связанный с таким серьезным шагом, которым является канонизация, во многом требует молитвенного делания. Здесь нельзя какими-то административными или организационными методами взять и прославить святого. На это должно быть произволение Божие. И об этом меня всегда предупреждал правящий архиерей Владыка Симон. Ведь прежде всего мы должны почувствовать благоволение Господне к тому, что тот или иной подвижник станет святым. Это совершенно иное качество взаимоотношений между Господом и нами.

- Разумеется, личностью Феодорита и до меня интересовались историки и краеведы, - продолжает отец Митрофан. - Но я проводил свое исследование, как с духовных позиций, так и с исторических. Надо сказать, что моя историческая работа получила достаточно высокую оценку у академика Ушакова. Справедливости ради, замечу, что поначалу он довольно осторожно отнесся к моим попыткам вторгнуться в сферу исторических исследований. После того, как я дал ему на рецензию свою работу, он сделал сорок два замечания, которые с благодарностью были учтены. В итоге - Иван Федорович написал положительный и весьма высокий отзыв.

- Насколько мне известно, исторических сведений о соловецком иноке Феодорите, просветителе лопарей, дошло до нас совсем немного.

- Да, это так, - соглашается мой собеседник. - Пожалуй, основным и наиболее ярким источником известий о нем можно считать сочинение духовного сына Феодорита князя Андрея Курбского "История о Великом Князе Московском" (1573), в котором целая глава посвящена кольскому подвижнику и его жизнеописанию. Эта книга и другие источники донесли до нас сведения о его деяниях не только по просвещению лопарского племени, но и о его Константинопольской миссии. Еще в 1547 году Иван Грозный принял титул царя (до этого он именовался Великим Князем. - А.К.), который уравнивал его по чину с другими знаменитыми монархами. Но поскольку Европа не желала признавать такого новшества, требовалось подтвердить повышение статуса русского самодержца благословляющей грамотой вселенских патриархов. Для поездки к главам Восточных Церквей требовался высокообразованный и благочестивый священник, с дипломатическим тактом и достаточно известный. Выбор пал на Феодорита. Благодаря миссии Феодорита в 1557 году была получена "Книга царского величества" - грамота патриарха Иосафа, подписанная тридцати шестью восточными митрополитами и епископами.

Однако нам Феодорит ценен, прежде всего, как просвятитель Кольского края. Об этой стороне его деятельности я подробно рассказываю в своей книге "Блаженный Феодорит Кольский", которая в ближайшие дни выйдет в свет.

- К вопросу о титле. Существуют разные мнения о том, как правильно называть Феодорита до его прославления - блаженный или преподобный.

- Блаженный. Именно так он именуется в Соловецком Патерике. Хотя против этого титла восставали некоторые историки и богословы, утверждая, что блаженный - это нечто вроде юродивого Христа ради. Согласен, есть и такое понимание блаженного. Но имеется и другое понятие блаженного. Совершенно точное определение дал епископ Варнава (Беляев) в своем 4-х томнике "Православное искусство святости". Там сказанно, что блаженный - это высший титл, присваиваемый подвижнику, потрудившемуся в деле просвящения до его прославления в лике святого. Такой титл определяли многим учителям Церкви. Святителю Марку Эфесскому, например.

Ранее (и на нашей земле, и на Соловках, где он похоронен) Феодорит почитался и почитается до сих пор, как местночтимый усопший. Этот человек издавна был почитаем и в Архангельской епархии, и в Вологодской. Ведь он является известной исторической личностью высокого ранга. Но опять же, до сих пор он не являлся преподобным, поскольку ему не было присвоено титла святости. Он нес свое земное священнеческое звание архимандрита. Двадцать девятого августа вечером накануне дня его памяти состоится первая служба ему как преподобному.

- Отец Митрофан, расскажите о принципах канонизации.

- Канонизация имеет три степени. Первая - местночтимые усопшие, как, например, моряки-подводники, погибшие два года назад на АПЛ "Курск". Вы помните, что в прошлом году было написано четыре иконы с изображением их ликов по краям. Многие люди пребывали в недоумении: почему ребята изображены на иконах, разве они святые? А это как раз и есть первая степень. Они - усопшие, но мы молитвенно поминаем их, вспоминаем их подвиг и мученическую кончину. Они не являются святыми, но они местночтимые Видяевские.

Следующая степень - местноепархиальные. Вот сейчас Феодорит возводится в степень преподобного местноепархиального. Для этого достаточно решения правящего архиерея на основании заключения епархиальной комиссии по канонизации святых.

Затем высшая степень - общецерковная. По решению правящего архиерея, собранные необходимые документы и подготовленное представление отсылаются в Синодальную Комиссию на рассмотрение. В большинстве случаев, решение, принятое на уровне епархии, считается достаточно аргументированным и авторитетным, чтобы зачислить подвижника в перечень святых, чтимых в Русской Православной Церкви.

- Достаточно ли имеющихся сейчас материалов для прославления Феодорита в лике общецерковных Российских святых?

- Вполне. Поэтому, безусловно, нашим следующим шагом будет представление Феодорита на общецерковную канонизацию с тем, чтобы он стал заступником не только для Кольского Севера, но и для всей земли Российской. А это очень важно. Тем более, что многие его деяния непосредственно касаются важнейших моментов Российской истории.

- И когда планируется предоставление необходимых материалов в Синодальную комиссию?

- Давайте сделаем хотя бы первый шаг. А когда вся епархия, все верующие люди земли нашей начнут молитвенно обращаться к нему, как и к преподобному отцу нашему Трифону Печенгскому и Варлааму Керетскому: "Преподобный отче наш Феодорите, моли Бога о нас, грешных", тогда он сам будет нам помогать в дальнейшем своем прославлении.

- Как известно, одним из оснований для причисления подвижника к лику святых являются его чудотворения...

- Для прославления чудеса не являются совершенно обязательным условием. Об этом говорилось еще в 1988 году в докладе митрополита Ювеналия к 1000-летию Крещения Руси, когда было канонизировано много подвижников, как, например, митрополит Макарий, в лике святителя. Мы не знаем его чудес, но он причислен за свою жизнь подвижническую и исторические заслуги.

Что касается Феодорита, то он обладал удивительнейшим даром чудотворений. Но, к сожалению, за прошедшие без малого четыре с половиной столетия единственным документом, дошедшим до нас и в достаточном объеме рассказывающим о Кольском подвижнике, является глава из упомянутой мною истории князя Курбского, посвященная Феодориту священномученику. Священномученику - потому, что у Курбского были ошибочные сведения, что Иоанн Грозный велел утопить подвижника. На самом деле Феодорит благополучно этого избежал. Курбский неоднократно упоминает о фактах чудотворений, совершенных его духовным наставником, с которыми он сталкивался и которые потрясали его до глубины души. Но в своей Истории Андрей Михайлович замечает, что пишет ее, находясь в Литве, среди людей, которые настолько погрязли в плотских утехах и прочих похотях, что совершенно далеки от всего духовного, и он просто боится как-либо выделиться среди них, дабы не навлечь на себя их гнев. Ведь вся его История имеет, прежде всего, политическую подоплеку и обличает царя Иоанна Грозного. Вероятно, поэтому он посчитал, что помещение в книгу фактов чудес Феодорита помешает достижению основной цели его труда. Но не упомянуть о них совершенно он не мог. Курбский рассказывает, в частности, что Блаженный обладал способностью "аэроплавательных хождений", то есть мог по желанию перемещаться в пространстве. Кроме того, предание свидетельствует, что Феодорит покрестил одновременно две тысячи лопарей. Но как собрать такое количество людей, живущих совершенно разрознено да к тому же кочующих?! Понятно, что он должен был явить нечто такое, что заставило бы их всех содрогнуться. В записях архимандрита Досифея, который был настоятелем Соловецкой обители около 1482 года, мне удалось найти, что приблизительно в это время, в 1542 году, на Кольском полуострове случилось страшное землетрясение - "леса и горы страшно тряслися". Я не берусь утверждать, что обнаружил то самое чудо, которое явил Феодорит, тем самым подвигнув лопарей к Таинству Святого Крещения, но, тем не менее, совпадение такое есть.

- Какое значение, на Ваш взгляд, имеет для Кольской Земли предстоящая канонизация?

Думаю, что значение очень велико. В свое время Господь сподобил меня беседовать с академиком Дмитрием Лихачевым незадолго до его кончины. Мы встретились в Пушкинском Доме, где я работал над материалом о Варлааме Керетском. Мы сидели в архивном зале библиотеки и беседовали за чашкой чая. Он сказал мне тогда очень важные слова: "Вы пожалуйста передайте вашему Владыке, что, по моему глубочайшему убеждению, возрождение России начнется с Севера". Что конкретно он имел в виду, какую глубинную мысль преследовал, Дмитрий Сергеевич мне не раскрыл. Но тем не менее, было видно, что его, человека, прошедшего сталинские лагеря, изнутри чувствовавшего происходящие сокровенные процессы, очень это волновало. Вскоре он скончался... До сих пор в моей памяти звучат его слова. Вероятно, он что-то предчувствовал, находясь у порога иного мира, видел, какая мера ответственности лежит на нас. Поэтому, когда наша земля приобретает еще одного молитвенника, стоящего у Престола Божия, прославляет еще одного святого, которых так мало у нас на Севере, я считаю, что это колоссальное событие, которое поможет всем нам, здесь живущим, в обретении духовности и силы.

Беседу вел Андрей КОНЮШАНЕЦ