НЕМЕЦКАЯ СУБМАРИНА ШЛА НА СЕВЕР...

О секретных опорных пунктах Кригсмарине в Арктике известно совсем немного. Удивительно, что иногда они существовали на арктическом побережье в глубоком советском тылу.

Самыми дальними, известными в настоящее время, "точками" Кригсмарине являются опорные пункты, обнаруженные после войны в дельте реки Лены и на архипелаге Северная Земля.

В большинстве своем эти небольшие пункты базирования в укромных бухтах были созданы для временной стоянки немецких подводных лодок и краткосрочного отдыха их экипажей, наблюдения за погодой и передачи метеосводок, а также для выполнения иных задач.

Неудачный рейд к проливу Вилькицкого тяжелого крейсера "Адмирал Шеер" заставил командование Кригсмарине отказаться от использования в Арктике надводных рейдеров. И вменить эти задачи "волчьим стаям" адмирала Деница.

До конца 1990-х годов считалось, что все немецкие подводные лодки приходили в Арктику на 1,5-2 месяца. Здесь они нападали на конвои и одиночные суда, обстреливали полярные радиостанции, ставили активные минные заграждения на арктических путях, в узкостях и на подходах к базам и затем возвращались в норвежские базы. Но в действительности это оказалось не совсем так.

На Земле Александры к 1943 году была создана база для стоянки, по меньшей мере, двух немецких подводных лодок, которые могли здесь заряжать аккумуляторные батареи и получать последние разведывательные данные. Кроме того здесь располагалась и специальная база оружия для подводных лодок, действовавших в Карском море.

После того, как группа немецких лодок в конце июня - начале июля приходила в назначенные "районы наступления", подводные минные заградители у западного побережья острова Новая Земля ставили минные заграждения из 16 морских мин типа ТМС (100 кг взрывчатого вещества), загруженных на борт еще в Норвегии. Переход, доразведка района и постановка мин у немецких подводников занимала 20-30 суток. Зато эти мины надежно "раскрывали" днище вражеского корабля или транспорта с помощью гидродинамического удара.

Затем подводные минные заградители следовали в бухту Нагурского (или где-то рядом) и грузили на борт 24 морские мины типа ТМВ (400-500 кг взрывчатого вещества), предназначенные для постановки в мелководных морских районах. На этот переход под погрузку, недолгий межпоходовый отдых и переход уже в Карское море немецкие моряки затрачивали до 14-18 суток. После погрузки мин немецкие подлодки шли в районы постановки, находящиеся чаще всего в мелководных районах Карского моря, производили здесь доразведку, ставили мины и в дальнейшем использовались как подлодки в торпедном варианте. На ведение боевых действий в Карском море и возвращение в норвежские базы немецкие лодки затрачивали еще 25-30 суток.

Таким образом, немецкие субмарины в минном варианте приходили в Арктику на 60-80 суток, и повторюсь, - с коротким отдыхом на одной из секретных арктических баз.

Именно таким подводным минным заградителем была немецкая подводная лодка "У-639" под командованием обер-лейтенанта Вальтера Вихмана.

Эта немецкая субмарина была потоплена 28 августа 1943 года торпедами советской подводной лодки "С-101" (командир капитан-лейтенант Евгений Трофимов, старший на борту командир второго дивизиона капитан 2 ранга Павел Егоров) недалеко от мыса Желания (северная оконечность архипелага Новая Земля).

В 10 часов 18 минут немецкая подлодка в надводном положении была обнаружена акустиком старшиной 1-й статьи М. Филипповым, а через некоторое время обнаружена и в перископ. Позже удалось установить, что немецкая подводная лодка возвращалась после постановки мин в Обской губе.

Старший на борту - командир дивизиона капитан 2 ранга Егоров принял на себя командование "С-101" и выполнил торпедную атаку тремя торпедами с дистанции 6 кабельтовых. После попадания одной из торпед немецкая подводная лодка мгновенно затонула со всем экипажем. На поверхности были подобраны два обезображенных трупа, спасательный круг, обломки дерева и пробковой изоляции, ряд судовых документов, а также расплылось огромное соляровое пятно. Несение немецкими подводниками верхней ходовой вахты оказалось совсем не на высоте. Возможных причин для некой "расслабленности" моряков Кригсмарине могло быть несколько, но конечный результат похода был однозначно роковым. Переход немецкой подводной лодки днем в надводном положении может указывать не только на то, что немецкие подводники не опасались в данном районе советских кораблей, но и на то, что "У-639" в это время выполняла специальное задание и куда-то очень спешила.

Следуя полным ходом в надводном положении у мыса Желания, подлодка Вихмана могла либо идти к Земле Франца-Иосифа (допустим, при нахождении на борту полярников или метеорологов или при наличии неисправности каких-либо технических средств на борту), либо возвращалась в Норвегию.

Но вероятнее всего подлодка шла именно к Земле Александры.

С прибытием в базу командир "С-101" доложил, что перед потоплением немецкая лодка шла курсом на север.

Подлодка Вихмана менее месяца как пришла в Арктику из Норвегии. Первого августа она выставила 16 мин ТМС в районе западнее мыса Русский Заворот (Печорское море). 20 августа она выставила 24 мины типа ТМВ, предположительно в Обской губе.

Практически вместе с "У-639" в Арктику пришла и "У-636" (командир обер-лейтенант Ханс Хильдебранд), которая 4 августа также выставила 16 мин ТМС у мыса Русский Заворот, а 23 августа - 24 мины ТМВ в соседнем с Обской губой Енисейском заливе.

Позже, 14 ноября, "У-636" вновь "проявилась" у Новой Земли, выставила минное заграждение из 24 ТМВ у западного входа в пролив Югорский Шар и уж лишь затем вернулась в Норвегию.

Если все выше перечисленное собрать вместе, то будет уместно предположить, что обе лодки ("У-636" и "У-639") могли действовать по единому плану. В этом случае "У-639" также готовилась патрулировать в Карском море 80 суток.

Уместно предположить, что на борту немецкой субмарины, кроме основного экипажа, реально могла находиться либо смена метеорологов, либо смена обслуживающего персонала одной из тайных баз, возможно в той же Обской губе.

Косвенно это подтверждается тем, что в соседнем (западном) районе ("С-101" патрулировала в восточном районе) в это же время находилась подводная лодка "С-54" (командир капитан 3 ранга Дмитрий Братишко).

За время пребывания на позиции "С-54" неоднократно прослушивала шум неизвестного происхождения, наблюдала силуэт неизвестного корабля и наблюдала световые сигналы с него.

Возможно, что именно этот корабль и ожидал "У-639", принимая "Эску" за немецкую подлодку. (По силу эта подводная лодка типа "С" очень похожа на свою немецкую "прародительницу " VII серии). А если так, то специальный корабль мог ожидать свою подлодку либо для проведения пересадки личного состава, не входящего в состав экипажа подлодки, либо для приема особо важного груза.

Если все выше перечисленные предположения подтвердятся, то получается, что "У-639" спешила в район встречи с неким судном снабжения, допустим танкером "Пелагос" или "Кернтен", имевшими на борту специальные емкости под дизельное топливо и пресной воды, рефрижераторные камеры для хранения продуктов, и специальное хранилище для торпед, а также специальные грузоподъемные средства.

Возможно из Обской губы "У-639" должна была доставить какой-то важный груз или полярников (скажем, для метеостанции на мысе Пинегина или для гидроаэродрома на мысе Константина).

Своим точным торпедным ударом советские подводники не просто потопили немецкую подводную лодку. Этой торпедой они в одно мгновение, вероятно, разрушили сложную систему, которую Кригсмарине начали создавать в Арктике.

На мысе Пинегина (южная часть залива Иноземцева) в 40 метрах от уреза воды полярной партией, доставленной подлодкой "У-703" (командир обер-лейтенант Иоахим Бруннер) 22 августа 1943 года, была оборудована автоматическая метеостанция "Герхард".

25 августа 1943 года новоземельские промышленники в губе Северная Сульменева слышали звук авиационных моторов, по характеру напоминающий звук мотора самолета, идущего на посадку. На следующие сутки они слышали звук моторов на одном месте приблизительно 15 минут (видимо, звук прогреваемых моторов), затем звук стал удаляться - самолет пошел на взлет. Этот же самолет 26 августа 1943 года промышленники на реке Крестовой, видели летящим на малой высоте.

С 5 по 20 августа 1943 года экипажем "У-255" на северо-восточном берегу архипелага Новая Земля был создан пункт заправки гидросамолетов-разведчиков "Блом-Фосс-138" (в 60 км от мыса Желания, вероятно - взлетная полоса на мысе Константина). Возможно, здесь же был создан и береговой пост радиоразведки.

Полярники станций на мысе Выходной и в заливе Благополучия (обе станции на северном острове Новой Земли) в июле-августе 1943 года часто отмечали вблизи восточного берега архипелага работу неизвестной корабельной радиостанции большой мощности. Вскоре станция в заливе Благополучия были уничтожена артиллерийским огнем немецкой подлодки.

Можно предположить, что именно с северным островом архипелага Новая Земля командование Кригсмарине связывало особые надежды, пытаясь создать здесь некий "централизующий орган" пока еще до конца неизученной системы управления немецкими подлодками в Арктике.

С июля по октябрь 1943 года у восточного побережья Новой Земли и в Карском море действовало до 10-13 немецких подводных лодок, объединенных в группу "Викинг". Одна из подлодок ("У-354", командир капитан-лейтенант Карл-Хейнц Хербшлеб) была оборудована специальной аппаратурой для прослушивания радиопереговоров судов союзников, идущих по Северному морскому пути. На борту этой лодки находилась специальная группа радиоразведки (прототип будущих корабельных групп ОСНАЗ). Для патрулирования "У-354" был определен район между островом Диксон и опушкой архипелага Норденшельда. По-видимому, именно эта подлодка часто находилась либо в заливе Волчий (здесь в 1946-1947 годах было обнаружено немецкое продовольственное депо и склад осветительных ракет), либо недалеко от острова Вардроппера, где следы пребывания немцев после войны обнаружило судно "Исследователь".

Этот район патрулирования "У-354" при вероятном нахождении береговых радиопеленгаторных постов, например, на Новой Земле или на Земле Александры позволял по пересечению радиопеленгов получать более или менее точное место вышедшего в радиоэфир транспорта на конкретное время. Создание такой системы значительно повышало точность определения местонахождения потенциальных целей для торпед немецких субмарин, которые в это время отлеживались на прибрежном мелководье, укрытые маскировочными сетями.

Для кратковременного отдыха экипажей подлодок немцы использовали так называемые районы ожидания. Такими районами были совершенно безлюдные места: залив Волчий на архипелаге Норденшельда (предположительно с лета 1942 года), район у мыса Спорый Наволок, бухта Слободская в Енисейском заливе, остров Вардроппера в шхерах Минина, острова Мона, а в 1944 году - и устье реки Лены и, возможно, архипелаг Северная Земля. На острове Вардроппера была даже установлена радиостанция для передачи целеуказаний при наведении подлодок на конвои.

Рыбаки и промышленники в бухте Слободской (восточный берег Енисейского залива) с 5 по 10 сентября 1943 года наблюдали немецкую подводную лодку, которая ежедневно перед наступлением темноты приходила в бухту, а утром - уходила в море. При появлении советских самолетов субмарина немедленно ложилась на грунт.

Примерно в это же время рыбаки на мысе Песчаный (южный берег Енисейского залива) видели вблизи берега другую немецкую подлодку, которая при попытках рыбаков приблизиться к ней, отходила в море, но затем вновь возвращалась. В дневное время обе немецкие подлодки часто лежали на мелководье, укрытые маскировочными сетями.

Практически сразу же после возвращения в базу подводной лодки "С-101" командование Северным флотом приняло решение направить к северной оконечности Новой Земли подводную лодку с сильным артиллерийским вооружением, способную успешно вести бой с неизвестным надводным рейдером. Но поскольку к этому времени в составе крейсерского дивизиона Бригады подплава остались только два подводных крейсера: "К-1" и "К-21", то выбор пал на "К-1", практически закончившую заводской ремонт.

Экипаж головной "Катюши" быстро свернул ремонт. "К-1" вышла в море и направилась в район патрулирования. Вместо командира подводного крейсера капитана 2 ранга Валентина Старикова, еще не вернувшегося из отпуска, исполняющим обязанности командира в море пошел командир первого дивизиона капитан 1 ранга Михаил Хомяков.

Подводный крейсер успешно пришел в район новоземельской позиции, но в октябре связь с ним неожиданно оборвалась. В Полярный "К-1" не вернулась. До настоящего времени достоверно неизвестно, что случилось с "Катюшей". В немецких источниках о каких-либо боестолкновениях у Новой Земли с советской подводной лодкой не упоминается. Ни немецких, ни советских минных заграждений здесь не было. Подводный крейсер исчез.

Практически все перечисленные выше опорные пункты и секретные базы Кригсмарине в Арктике были обнаружены советскими моряками и полярниками только после войны. Но осталось значительно большее количество загадок. Кроме того, специальный склад оружия (если он был стационарным) и база немецких подводных лодок на Земле Франца-Иосифа пока еще не обнаружены. До настоящего времени отсутствуют подробные данные и об опорных пунктах на Северной Земле (найден в 1959 году) и в дельте реки Лена (найден в 1975-1985 годах), а также о горнодобывающих работах немцев на Таймыре.

Сергей Ковалев,
капитан 2 ранга.
"Морской сборник"