Возрождение обители прп. Трифона
(1886-1917 гг.)

В 1881 г. в Архангельске по инициативе губернатора Н.М. Баранова была создана Комиссия о нуждах Северного края. Возобновление Печенгского монастыря члены Комиссии признали "делом первостепенной важности", и через архангельского епископа Серапиона обратились по этому вопросу в Святейший Синод. Синод удовлетворил это ходатайство, но с таким условием, чтобы средства на возобновление монастыря были изысканы самостоятельно.

Приближалось 300-летие со дня смерти преподобного Трифона Печенгского (15 декабря 1883 г.)

В 1883 г. Архангельское епархиальное управление открыло специальный Комитет для сбора пожертвований, все средства от которого должны были пойти на возобновление Печенгского монастыря.. В течение трех лет было получено 20140 рублей 32 копейки. Среди тех, кто принимал участие в работе этого Комитета, был иеромонах Антониево-Сийского монастыря Полиевкт. Позднее он стал игуменом Пертоминского монастыря, откуда уехал "на покой" в Печенгскую обитель, где и скончался 11 января 1906 г.

12 марта 1886 года Святейший Синод принял решение о возобновлении Печенгкого монастыря (в указе монастырь назван "Печенгским", название "Трифоно-Печенгский" появилось позднее). В указе говорилось, что Печенгская обитель будет управляться настоятелем в звании строителя, который должен назначаться Синодом по представлению Соловецкого монастыря. Этим же указом печенгским настоятелем был назначен бывший ризничий Соловецкого монастыря Никандр.

Архангельское епархиальное начальство ходатайствовало об отводе Печенгскому монастырю огромного надела земель на Западном Мурмане, надела, который в XVI в. принадлежал обители, ссылаясь при этом на жалованную грамоту Ивана Грозного от 1 ноября 1556 г.

Печенгский монастырь объявлялся общежительным. Соловецкая обитель, к которой приписывался Печенгский монастырь, была ставропигиальной. Зависимость Печенги от Соловков состояла не только в том, что на древних островах выдвигали кандидатуру печенгского настоятеля, которую потом должен был утвердить Синод. На Соловках утверждались кандидаты в монахи и священнослужители. Правда, послушников и трудников печенгский настоятель мог выбирать сам, не консультируясь с соловецким архимандритом. На Соловки ложилась такая "повинность", как "вещественная помощь" Печенгскому монастырю.

Однако было не ясно, где же строить монастырь? Синод предложил определиться уже на месте, а вопрос согласовать с Соловками.

Архангельский епископ Нафанаил еще в 1882 г. полагал восстановить Печенгскую обитель при церкви Сретения, где находилась могила Трифона. До 1886 г. вопрос о месте строительства продолжал витать в воздухе. В августе на берег Печенги прибыли архангельский губернатор Н.Д. Голицин и соловецкий архимандрит Мелетий. Они-то и постановили строить монастырь не у самой Печенгской губы, а в 13 километрах к югу от нее, у Сретенской церкви. Правда, в послании в Святейший Синод архимандрит Мелетий и печенгский настоятель Никандр просили о предоставлении в будущем в надел монастырю и территории, прилегающей к Печенгской губе и занятой колонистами, чтобы "выстроить на этих местах более обширный монастырь или монастырское подворье, школу, больницу и странноприимные заведения".

Одиннадцать соловецких иноков во главе с настоятелем-строителем Никандром летом 1886 г. прибыли на берег Печенги. Здесь их встретил священник Печенгского прихода отец Георгий Терентьев. Сам факт возобновления Трифонов Печенгского монастыря нашел отражение в обществе. Вот чем поделились с Печенгской обителью члены царского дома Романовых:

Александр III подарил богато украшенную бархатную ризу с полным священническим облачением к ней.

Николай II, кроме денег для постройки храма, пожертвовал печенгским монахам две динамо-машины.

Великий князь Сергей Александрович передал в дар большое посеребряное паникадило и семисвечник, запрестольный деревянный крест с иконописью и запрестольный образ Пресвятой Богородицы, шесть бархатных и одну шелковую ризу.

Великая княгиня Елизавета Федоровна пожаловала пелену на аналой собственноручной работы.

Инспектор столичной гимназии А.А. Ешевский, который также помогал обители, в присутствии царской семьи в Мраморном дворце прочитал лекцию по истории Печенгского монастыря.

Значительно помог возобновлению Трифонов Печенгского монастыря судебный пристав Московского окружного суда Ф.А. Сахаров. Для мощей преподобного Трифона на средства архангельской купчихи Е.С. Рыниной был приобретен серебряный саркофаг.

Решение Комитета Министров, утвержденное Императором 8 сентября 1887 г., наделяло монастырь несколькими участками земли:

Общая площадь монастырского надела достигала четырех с половиной тысяч десятин.

Печенгским монахам было разрешено заниматься морским промыслом и собирать ценный гагачий пух в Мотовской губе и на полуостровах Среднем и Рыбачьем.

25 августа 1890 г. Святейший Синод издал указ, круто изменивший положение в Печенгской обители. Вводились новые должности казначея и духовника (а в дальнейшем, с ростом монастыря, планировались должности благочинного и ризничего). В становищах Цып-Наволок и Вайда-Губа, где не было своих священнослужителей, печенгским монахам поручалось совершать крещение младенцев, отпевание умерших и присоединение иноверцев к православной вере. В собственность монастырю передавались церковь во имя Николая Чудотворца в Цып-Наволоке, построенная в 1876 г. на средства купца Селиванова, и часовня во имя Успения Пресвятой Богородицы в Вайда-Губе.

Этим указом Никандр, возведенный в игуменский чин, назначался настоятелем старинного Георгиевского монастыря около Балаклавы, что в Таврической губернии. А на место печенгского настоятеля (строителя) был утвержден молодой и энергичный иеромонах Ионафан, который в 1889 г. приехал на берег Печенги с Соловков и работал у Никандра в помощниках.

На печенгских монахов не распространялась власть архангельского епископа. Ставропигиальная Соловецкая обитель, к которой был приписан Трифонов Печенгский монастырь, напрямую подчинялась Синоду. Благодаря этому печенгский настоятель Ионафан заимел прочные связи в Святейшем Синоде (К.П.Победоносцев) и Московской Синодальной конторе, познакомился с членами царской семьи и государем Николаем II.

Единственная сфера, в которой Трифонов Печенгский монастырь был подотчетен епархиальному начальству, - это церковноприходская школа в Баркино, основанная в 1893 г. и расформированная спустя 14 лет. Каких-либо трений между монастырем и архиереями не возникало. Наоборот, епископы только радовались, что помещение для школы, отопление, освещение, учебные книги и пособия, трапеза для учителя приобретались на средства монастыря.

5 июля 1895 г. Император утвердил решение Комитета Министров о передаче Трифонов Печенгскому монастырю в собственность большой территории к западу от реки Печенги общей площадью 8070 десятин. Трифоново поле тоже стало принадлежать обители.

Власть Соловков над Печенгой не была абсолютной. Можно утверждать, что Трифонов Печенгский монастырь был "полуставропигиальным". Этот высокий, но неофициальный статус подтверждает и работа С.В.Булакова "Русские монастыри в 1913 году", в которой прямо говорится, что Печенгская обитель "состоит в ведении Московской Синодальной конторы".

Вещественная помощь, выделяемая Соловецким монастырем Печенгскому монастырю, указом Московской Синодальной конторы от 14 июля 1898 г. была заменена на ежегодное денежное пособие. В начале оно составляло 9500 рублей. В 1902 г. эта сумма была сокращена до 5000 рублей, в 1911 г. Московская Синодальная контора снизила пособие до 3000 рублей в год. В октябре 1915 г., уже после смерти Ионафана, Соловки были освобождены от ежегодного пособия Печенгскому монастырю.

В 1916 г. настоятелем стал казначей Трифонов Печенгского монастыря престарелый Порфирий.

Вопрос о даровании Трифонов Печенгской обители максимально возможной самостоятельности до определенного момента не рассматривался. Но такой момент настал. Начиная с августа 1917 г. Трифонов Печенгский монастырь официально именуется ставропигиальным второклассным монастырем.

К концу 1917 года общая площадь земель, принадлежащих Трифонов Печенгскому монастырю, составляла 12185 десятин 990 квадратных саженей (или 133 квадратных километра).

П. Федоров «История Трифонов Печенгского монастыря (1886-1917 гг.)»