Иеромонах Митрофан

Материалы к канонизации Кольских святых

Раздел I.
Историческая практика и подходы к канонизации святых в Русской Православной церкви

Канонизация святых представляет собой узаконение через особое постановление высшей Церковной власти почитания памяти умершего подвижника веры и благочестия.

В Русской Православной Церкви для причисления подвижника к лику святых требовалось соблюдение нескольких условий, важнейшими из них в исторической практике канонизации были установление фактов чудотворений угодника при жизни или после кончины его, а также нетление его честных останков. [1]

Однако, прежде всего, канонизация всегда мыслилась церковным сознанием, как факт проявления в Церкви святости Божией, действующей через облагодатствованного подвижника благочестия и таким образом основным условием прославления святых всегда было то или иное проявление подлинной освященности, святости праведника. Свидетельством такой святости в практике канонизации, являлось:

  1. Вера Церкви в святость прославляемых подвижников, как людей, Богу угодивших и послуживших пришествию на землю Сына Божия и проповеди Святого Евангелия (на основании такой веры прославлялись праотцы, отцы, пророки и апостолы).
  2. Мученическая за Христа смерть или истязания за веру Христову (так в Церкви прославлялись мученики и исповедники).
  3. Чудотворения, совершаемые святым по его молитвам или от честных его останков-мощей (преподобные, молчальники, столпники, мученики - страстотерпцы, юродивые и другие).
  4. Высокое церковное первосвятительское и святительское служение.
  5. Большие заслуги перед Церковью и народом Божиим (канонизация царей, князей и равноапостольных).
  6. Добродетельная, праведная и святая жизнь, не всегда засвидетельствованная чудотворениями (так прославлялись благоверные князья, княгини, а также некоторые преподобные).
  7. Нередко свидетельством о святости праведника было большое почитание его народом, иногда еще при жизни. По кончине подвижника почитающие его христиане составляли ему службу, тропарь и кондак, писали икону и житие. В основе таких местных почитании также, конечно же, лежали факты сверхъестественной помощи от усопшего подвижника, однако, даже при отсутствии записей о таких чудесах, Церковь канонизировала праведника на основании его народного почитания. [2]

В целом, основания к канонизации святых в истории Церкви не были единообразны, ибо в каждом отельном случае при прославлении находились особые причины, которые могли зависеть как от подвига спасения подвижника (будь то мученик, преподобный или юродивый), так и от тех духовных потребностей, которые в каждый исторический момент Церковь находила необходимыми для блага и спасения своих чад. [2]

При многообразии причин и оснований канонизации святых в различные исторические эпохи существования Церкви, одно осталось неизменным: всякое прославление святых есть явление святости Божией, оно всегда совершается по благоизволению и волеизъявлению самой Церкви. И, конечно же, всякой канонизации всегда предшествовала подготовительная работа по изучению исторических материалов, документов, преданий, связанных с жизнью подвижника. [2]

В Русской Церкви святые различались не только по характеру их церковного служения, но и по распространенности их почитания, а именно: местнохрамовые, местноепархиальные и общенациональные. [2]

Право канонизации местнохрамовых и местноепархиальных святых принадлежало правящему архиерею с ведома митрополита (Патриарха) всея Руси и часто ограничивалось лишь устным благословением на местное почитание подвижника. При такой канонизации довольно большое число русских святых, не имея письменного определения, имели полноценное прославление, большую известность, торжественные службы и чинопоследования. [2]

Право канонизации общецерковных (общенациональных) святых принадлежало Митрополиту (Патриарху) всея Руси при участии Собора русских иерархов. [2]

В монастырях почитание подвижников могло начинаться по решению совета монастырских старцев, которые позднее представляли документы на утверждение местного епископа. [2]

Установлению Церковного празднования памяти святого предшествовала работа епархиальной власти по изучению исторических материалов, преданий, свидетельств о жизни и о чудесах подвижника, подлинности (как при гробе, так и в иных явлениях почившего). Часто удостоверялись и в нетлении мощей. [2]

После чего устанавливалось торжественное богослужение в местном Храме с назначением дня чествования святого. Составлялась особая служба, писалась икона, житие с изображением чудес, удостоверенных дознанием.

Кроме такого порядка начала соборного почитания и празднования дней памяти святого, существовало и начало почитания подвижника (как местночтимого усопшего - не канонизированного) путем служения пани- хид. Поскольку церковная память - это народная память, то часто именно она давала достойных материал для канонизации того или иного святого. И в этом смысле постоянная и повсеместная (во многих приходах) молитвенная память об упокоении со святыми такого подвижника, часто и являлась первым шагом к его дальнейшей канонизации. Например, многолетние панихиды на могиле Ксении Блаженной, на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга. Или на территории нашей епархии: обязательные в прошлом панихиды в дни памяти на могилах Ионы и Германа Печенгских, на могиле 116 мучеников Свято-Троицкого Печенгского монастыря, а так же у раки Кашкаранских местночтимых преподобных Аксия, Авксентия и Тарасия на Терском берегу Кольского полуострова.

Надо признать, что большая часть святых Вселенской Православной Церкви не имеет какого-либо документального свидетельства о причисле- нии их к лику святых. Однако все они внесены в русские календари- святцы без формальных установлений. Поэтому можно утверждать, что всякие достоверные своды житий имели право считаться достаточным свидетельством о реальных подвигах и чудотворениях не прославленных еще Церковью подвижников. Такие жития в дальнейшем могли рассмат- риваться как одно из условий канонизации подвижника [3] (в нашем случае, например, "Житие Феодорита" A.M. Курбского).

В заключении необходимо упомянуть о наличии в Русской церкви соборного празднования святых. В такие соборы входят канонизированные ранее святые одной местности.

Таковы основные подходы Русской Церкви к вопросам канонизации.

Более подробно современный порядок канонизации святых изложен в Определении Священного Синода Русской Православной Церкви по докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Председателя Комиссии по канонизации святых, "О порядке канонизации местночтимых святых в Русской Православной Церкви на епархиальном уровне", на заседании Священного Синода 25 марта 1993 года под председательством Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Раздел II
Общая характеристика территории Кольского Севера как специфического района духовной деятельности подвижников XV-XVI вв.

Размышляя об истории борьбы с язычеством на территории нынешней Мурманской и Мончегорской епархии и районах прилегающих к ней, нельзя не отметить удивительно малое число подвижников веры и благочестия, сподобившихся быть причисленными к лику святых. Помимо действительно великой фигуры преподобного Трифона Печенгского и не менее значительной личности преподобного Варлаама Керетского, до сих пор иные северные подвижники так и остаются не прославленными и смутно, вскользь упоминаются в старых патериках и древних прорисях. И это не только в смысле официальной Церковной канонизации, но даже и в смысле народной памяти и местного почитания. Конечно, надо признать, что те Кольские святые, которые все же сподобились прославления - действительно велики и, как говорится, "дорогого стоят".

Безусловно, можно дать рационалистические объяснения такой скудости в подвижниках православной святости в этих Северных землях. Но все же, наверное, суровость природы и экстремальность климата здешних мест скорее не препятствие для истинного подвижника, а желанные условия монашеской аскезы и иноческих подвигов во имя стяжания благодати Святого Духа.

Наверное, есть и иные более глубокие, сакраментальные причины или даже первопричины, почему столь тяжелы и, подчас, просто неподъёмны такие подвиги на этой земле. Это подвиги немыслимого напряжения ду ховных сил в борьбе за Христианское освящение этих суровых берегов Мурмана, когда победить в этом титаническом противостоянии могут лишь истинные воины Христовы, "адаманты веры". Лишь те, кто сумели обессилить жестокого врага, либо немыслимой, запредельной силой покаяния, как преподобные Трифон и Варлаам, или полной "неотмирностью" от самого рождения, как воистину блаженный Феодорит, либо же, испепелив врага яркой вспышкой подвига мученичества, чего сподобились игумен Гурий Печенгский со своей братией монастырской оставшейся до конца верной обету послушания.

И, надо признаться, что этой вспышкой завершила свой славный путь великая плеяда подвижников Крайнего Севера XVI века. 1520-1590 годы. Ни раньше не сохранила история каких-либо достойных имен, ни позже не возгорелись больше столь яркие светильники веры на этой земле.

Итак, все же, в чем же причина столь яростного сопротивления этих северных земель любому, кто попытается принести сюда свет Веры Христовой. Чьи здесь искони владения? И не здесь ли те самые "ребра северовы" - древняя вотчина князя тьмы?

Примечания

  1. Голубинский Е.Е. История канонизации святых в русской церкви. Репринт. М., 1998.
  2. Митрополит Ювеналий. О канонизации святых в русской православной церкви // Доклад на Поместном соборе, июнь, 1988. М., 1988.
  3. См. Определение Священного Синода Русской Православной Церкви по докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Председателя Комиссии по канонизации святых: "О порядке канонизации местночтимых святых в Русской Православной Церкви на епархиальном уровне". Заседание Священного Синода 25 марта 1993 года под председательством Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.