ПРОТОИЕРЕЙ СЕРГИЙ КУЗНЕЦОВ

Об отце Сергии Кузнецове мне приходилось слышать от многих прихожан. Был, говорят, такой старенький батюшка. Но ни фотографии, ни других сведений о нем я получить не мог. И тогда начал поминать его на проскомидии об упокоении. Через некоторое время от разных людей стала поступать информация.

Однажды с прихожанкой по имени Мария мы ехали к ее тяжелобольной подруге, чтобы ее пособоровать, исповедовать и причастить. И я спросил, не знает ли он отца Сергия Кузнецова. Она ответила, что очень хорошо помнит батюшку. Рассказала, что служил он в 50-е годы, а она тогда еще работала, и в праздники на неделе не удавалось попасть в храм. Но все же Мария отпрашивалась в церковь на час с работы, чтобы в конце службы послушать замечательные проповеди отца Сергия Кузнецова.

А 14 января этого года после службы около алтаря Свято-Никольского собора ко мне подошла немолодая женщина, представилась (Кузнецова Маргарита Сергеевна) и сказала, что хочет пригласить меня к себе в гости, чтобы рассказать об истории нашего храма. Просила приехать побыстрее, так как через неделю должна ложиться в больницу. Дня через три я собрался и приехал к ней. Маргарита Сергеевна предложила мне пройти в маленькую комнату, где, как она сказала, жил ее отец.


- А кто был ваш отец? 
- Протоиерей. 
- Где он служил? 
- Здесь, на улице Зеленой. 
- А как его звали? 
- Отец Сергий Кузнецов.

Вот это да! Я переживал, что ничего уже не удастся узнать об этом батюшке, а, оказывается, его родственники живут в Мурманске. Маргарита Сергеевна отдала мне фотографии из архива отца Сергия и подарила на память некоторые его личные вещи. К сожалению, в июне этого года Маргарита Сергеевна ушла из жизни. Видимо, предчувствуя свой скорый отход в вечность, она торопилась оставить память о своем отце. В последний раз мы встречались с Маргаритой Сергеевной в мае 2001 года, примерно за месяц до ее кончины, она не теряла надежды на выздоровление, и мы собирались вместе сходить на могилку отца Сергия на старом кладбище, чтобы отслужить панихиду. Но Господь судил иначе. Много интересного об отце Сергии рассказала его внучка, Ариадна Константиновна, которую батюшка после ранней смерти ее матери удочерил.

***

Протоиерей Сергий (Сергей Алексеевич Кузнецов) родился 20 августа 1888 года в Ростове Великом. Родители Сергия рано умерли (без матери остался в два года), и его взял на воспитание дед Михаил, который служил в храме дьячком. В будущем он передал внуку все знания и умения, необходимые для клиросного послушания. Затем Сергий окончил духовное училище и с 1905 года стал служить псаломщиком в церкви села Помогалово Ярославской губернии (псаломщиком он прослужил до 1947 года).

В 1912 году Сергей Алексеевич обвенчался со своей невестой Евлампией Яковлевной. Она родом из Санкт-Петербурга, тоже сирота, ее взяли на воспитание добрые люди. Вместе они прожили 56 лет. Господь даровал этой благочестивой семье восемь детей (кстати, Маргарита Сергеевна, последняя, восьмая, родилась в 1934 году). Евлампия Яковлевна была матушкой от Бога, преданной, верной, мастерицей. «На столе у нас всегда были пироги», - вспоминала Маргарита Сергеевна.

С приходом советской власти начались гонения на верующих. В 1929 году Сергей Алексеевич закончил курсы бухгалтеров и стал работать бухгалтером (ведь надо как-то было кормить семью), но одновременно продолжал служить псаломщиком. В конце 30-х годов Сергей Алексеевич был арестован и несколько дней провел «у стенки» в ожидании расстрела. От веры в Бога не отрекся, и сам Господь спас его от смерти: вступился неожиданно за него один человек: «У него столько детей, если мы его расстреляем, то все они сядут на шею государству». И отпустили, но в дальнейшем всю жизнь до самой смерти безбожная власть над ним издевалась.

Сергей Алексеевич переезжает в Мелитополь Запорожской области, затем в Болхов Орловской области. Работая бухгалтером, продолжает тайно служить псаломщиком.

В 1947 году епископ Архангельский и Холмогорский Леонтий (Смирнов) (22.01.1953) пригласил Сергея Алексеевича Кузнецова в Архангельскую епархию.

О владыке Леонтии надо сказать несколько слов особо. Он из женатого духовенства, в миру был протоиереем Михаилом, очень добрым, духовным человеком, еще из старого, дореволюционного духовенства. Когда он овдовел, принял монашество, затем стал епископом Архангельским и Холмогорским (скончался в сане архиепископа и похоронен в Архангельске слева от алтаря Свято-Ильинского кафедрального собора). Будучи священником, епископ Леонтий служил в Ярославской области и знал Сергея Алексеевича как глубоко верующего, порядочного человека. Владыка пишет Сергею Алексеевичу письмо: «Много Вы послужили Богу, но не в таком звании, в каком Вам уже давно положено служить». Сергей Алексеевич не сразу поехал в Архангельск, а решил посоветоваться с братьями, написал им письма. Брат Николай (он был главным инженером каскада Туломских ГЭС) ответил, что, если Сергей станет священником, он от него сразу отречется, а брат Дмитрий сказал: «Поступай, как знаешь». И Сергей Алексеевич решил, несмотря на возраст (59 лет), встать на путь священнического служения. В Архангельске он был рукоположен сначала во диакона, а затем во пресвитера и отправлен вторым священником в Свято-Никольский храм города Мурманска.

Настоятелем в Никольском храме Мурманска в конце 40-х годов служил протоиерей Николай Пулькин, который до этого был настоятелем Благовещенской церкви в городе Коле. Отец Николай был переведен из Колы в Мурманск в 1947 году, когда уехал отец Владимир Жохов. Отца Николая отправили в Мурманскую область в ссылку. Прослужил он здесь недолго - до 1951 года, а затем уехал на родину, в Котлас (Архангельская область), и служил там. О себе в Мурманске протоиерей Николай оставил память: палисадник за алтарем Свято-Никольского собора посажен его руками.

После отъезда отца Николая священник Сергий Кузнецов стал настоятелем храма. Трудные это были годы для верующих, а особенно для священнических семей. Ненависть к священнослужителям со стороны властей переходила и на детей: притеснения, насмешки, издевательства в школе и на работе. Батюшку с матушкой вызывали в школу, стыдили за то, что их дети носят крестики, что они неправильно воспитывают детей. Серафима, сына отца Сергия, не брали в армию, так как отец служил в церкви. Дочь Маргарита поступила в Мурманский пединститут на физмат. Через неделю после начала учебного года ее отчислили: якобы перебор получился. Понятно, что так никогда не делается. Узнали, что отец - священник, и решили отомстить. Только глубокая вера и убежденность в правильности выбранного пути помогла выстоять этим людям в те годы.

В 50-60-е годы в четырех уцелевших приходах Мурманского благочиния (в Мурманске, Коле, Кировске и Ковде), кроме отца Сергия, служили священники, прошедшие ГУЛАГ, пытки и издевательства. Это такие светильники веры Христовой, как протоиерей Владимир Обнорский из Колы, протоиерей Иоанн Шастов и священник Стефан Мишурин из Кировска, иерей Димитрий Афанасьев из Мурманска. Отец Владимир Обнорский пять лет провел в Бамлаге Амурской области, там потерял свое здоровье, но не отрекся от веры. Одно время он служил и в Мурманске. В годы гонений в Кировске было много репрессированных: епископов, священников, диаконов, монашествующих. Архиереев потом куда-то увезли, а священников и диаконов оставили. Среди них были священники Александр Шаповалов, Стефан Мишурин, Иоанн Шастов, служившие потом в Казанском храме города Кировска. Их осудили по 58-й статье (выступления против советской власти). Например, отцу Иоанну Шастову никогда не разрешали выезжать за пределы Мурманской области (даже в отпуск), так он и служил в течение многих лет без отпусков, пока не вышел за штат. Отец Димитрий Афанасьев был в Кировске псаломщиком, потом его рукоположили во диакона, затем священника, и он служил вместе с отцом Сергием и отцом Николаем Пулькиным в Мурманске до 1952 года (похоронен на старом кладбище).

Эти исповедники дружили и поддерживали друг друга в тяжелые времена.

Отец Сергий Кузнецов много сделал для мурманского прихода: при нем расширяли Свято-Никольский храм, затем построили маленькую церковь преподобного Трифона Печенгского (на этом месте сейчас стоит епархиальная мини-пекарня). Это было сделано на большие пожертвования, которые тогда поступали в основном от рыбаков, возвращавшихся с промысла в порт.

Рядом с солеей был ящик, куда люди приносили ковры, вазы - одним словом, все необходимое для церкви. Жертвовали много золотых денег царского времени достоинством в 1, 5, 10 рублей. При отце Сергии все это хранилось, а куда потом делось - неизвестно.

Ходил отец Сергий и по домам совершать требы. Брал с собой внучку Ариадну (боялись родственники отпускать его одного: мало ли что). Часто люди приглашали причастить больного, умирающего, а на самом деле под видом этого надо было окрестить младенца. Даже влиятельные люди в городе приглашали батюшку окрестить их детей.

Были тогда в Мурманске и среди руководства верующие люди (как праведный Никодим - тайный ученик Христа). Секретарь обкома партии был верующим человеком, он тайно жертвовал на храм большие деньги. Его мать ходила в храм, и через нее он передавал свои пожертвования. Она повязывала платок на самые глаза, чтобы ее в храме никто не узнал, приносила эти деньги от своего сына в храм и отдавала батюшкам, чтобы те раздавали нуждающимся людям.

В то время в Мурманск заходили многие иностранные суда из Англии, Франции, Швеции. Иностранные моряки всегда хотели посетить в городе церковь. Но их всячески старались не допустить, выдвигая разные причины: то дорога ремонтируется, то храм закрыт.

Во время отпуска отец Сергий с матушкой ездили по святым местам: Киев, Печоры, Москва. Батюшка был разносторонним человеком, имел большую библиотеку, читал много и духовной, и художественной литературы (поэтому был замечательным проповедником). Конечно, сейчас никто не может вспомнить его проповедей. Осталось в памяти людей, что батюшка говорил, что надо отмечать День Ангела, а не день рождения.

Конец 50-х и начало 60-х годов были отмечены в нашей стране новыми гонениями на Церковь Христову. Не оставили в покое и наш северный край. В 1961 году в области действовала только одна Казанская церковь в Кировске. Вот такая была «оттепель» при Хрущеве. В 1960 году закрыли Благовещенскую церковь в Коле, а затем уполномоченный по связям с Русской Православной Церковью Шабанов добрался и до Никольского храма в городе Мурманске. Настоятелем (и одновременно благочинным) тогда был протоиерей Порфирий Казанский, а протоиерей Сергий Кузнецов по возрасту попросился у владыки быть вторым священником. Шабанов сообщил Хрущеву в Москву, что в Мурманске на Пасху в храме было всего пять человек (на самом деле храм был переполнен молящимися), из Москвы пришло распоряжение: храм закрыть. Отец Порфирий со слезами приехал из горисполкома, опустился на колени: «Храм закрывают». Верующие решили не допустить разорения храма. Церковь закрыли на замок, а ключи были у уборщицы Александры Афанасьевны Куршевой (будущей схимонахини Херувимы), она их где-то спрятала. Приехали власти, требовали открыть храм, Александра Куршева ответила: «Что хотите делайте со мной, хоть в Москву увозите, а ключей у меня нет». Ее увезли в милицию, вместе с ней был арестован Илья Митрофанович Трефильев, их сутки держали, потом отпустили. Верующие примерно около года дежурили около храма, чтобы не допустить его разорения.

Еще перед закрытием храма безбожники устраивали у алтаря митинги с лозунгами, чтобы храм закрыть. На батюшек и устно, и через областные газеты лили всякую грязь, потом священников лишили жилья, и даже не все свои вещи они смогли забрать с собой. Отец Порфирий купил дом на Больничном (потом он уехал в Сергиев Посад), а отец Сергий попросился у владыки перевести его в Красноборск Архангельской области. Было ему тогда уже 73 года, но, привыкший с детства служить Богу и Святой Его Церкви, батюшка не представлял себе дальнейшей жизни без храма.

И вот 12 апреля 1961 года (эту дату в семье Кузнецовых хорошо запомнили: полет Ю. Гагарина в космос) дочь Маргарита поехала провожать отца в аэропорт. Он должен был улететь в Архангельск. Вдруг диспетчер объявляет: «Кузнецов Сергей Алексеевич, срочно явиться к начальнику вокзала». Начальник вокзала сообщает, что отца Сергия требует к себе уполномоченный Шабанов. Сдали билет, взяли такси, приехали к уполномоченному. Он над батюшкой издевался целый день, кричал на старого священника: «Я здесь хозяин, а ты кто?» Батюшка смиренно переносил все унижения и оскорбления.

Потом все-таки удалось переехать в Архангельск. Там отец Сергий служил «по следам» священника Владимира Жохова: Красноборск, Котлас, Кочпон (Республика Коми), Вельск. В Красноборск зимой к батюшке из соседних деревень приезжало много людей. Это было настоящее паломничество, люди жили при храме по несколько недель, ходили в храм, молились.

В 1962 году отец Сергий с матушкой в Вельске отмечали золотую свадьбу. К ним съехалось много детей, внуков. В Вельске 20 декабря 1967 года в возрасте 79 лет батюшка вышел за штат, и они с матушкой вернулись в Мурманск.

9 августа 1968 года умерла матушка Евлампия Яковлевна - верная помощница, всегда и везде следовавшая за своим мужем, разделявшая с ним все тяготы и лишения священнического служения в те годы. Для батюшки это было большое горе. Он ее отпел и сразу же слег. Родственники думали, что и батюшка уйдет вслед за матушкой. Пригласили друга батюшки протоиерея Илию Кутузова (после закрытия Никольского храма в селе Ковда он служил в Кировске, а потом был переведен в Мурманск). Отец Илия пособоровал, причастил отца Сергия и сказал, что будет жить. Так и получилось: батюшка после этого прожил еще три года.

Будучи за штатом, отец Сергий всегда старался в воскресенье и праздничные дни приезжать в храм. Его привозила дочь Маргарита. Он причащался, очень бывал рад, если удавалось послужить. Только два месяца, когда батюшка тяжело заболел, он не был в храме. Когда отец Сергий еще мог ходить, он выходил с палочкой на улицу, сидел около подъезда. Люди знали, что это батюшка, подходили, беседовали, задавали вопросы, и он отвечал на них, делился своим богатым духовным опытом.

Не исключено, что батюшка имел дар прозорливости. Незадолго до смерти отец Сергий, лежа на кровати, приподнялся и сказал: «Костенька, Костенька, спаси тебя Господи». Вскоре после этого пришло известие: внук Константин погиб в армии в Тихвине.

Скончался отец Сергий Кузнецов 21 февраля 1971 года. Отпевал его протоиерей Сергий Кульчинский. Похоронили батюшку вместе с матушкой на старом кладбище, что в северной промзоне. Низкий поклон и вечная память протоиерею Сергию Кузнецову, прослужившему в нашем городе в течение 14 лет.

Иерей Василий Вольский