ВОСПОМИНАНИЯ О ПРОТОИЕРЕЕ ВЛАДИМИРЕ КУЛЬЧИНСКОМ
(1910-1980)

...Будь образцом для верных в слове,
в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте.
1 Тим. 4, 12.

О митрофорном протоиерее Владимире Кульчинском я узнал от своих родственников, так как он крестил мою супругу и ее брата. Стал поминать этого батюшку, и, видимо, таким образом наладилась духовная связь: стали известными интересные сведения из его жизни, появились фотографии, с Божией помощью удалось разыскать на Украине его супругу матушку Иулитту Павловну.

Когда я поведал об отце Владимире одной знакомой, она сказала: "Да надо подавать эти материалы для канонизации!" Не будем опережать события, но как подвижник веры и благочестия отец Владимир заслуживает того, чтобы о нем знали.

В первую очередь он являет нам пример евангельской любви к человеку и твердость веры. Как нам сейчас этого не хватает! Старец Паисий Святогорец говорит: "... в нашу эпоху не хватает живых примеров... В наше время умножились слова и книги, но умалились жизненные опыты. Мы лишь восхищаемся святыми подвижниками нашей Церкви, не понимая того, насколько велик был их труд. Чтобы это понять, надо потрудиться самим, надо полюбить святых и от любочестия приложить усилия к тому, чтобы быть на них похожими".

Отец Владимир был нашим современником. Многие из нас, в силу многолетней оторванности от Бога и Церкви, не знали его, хотя мы жили с ним в одном городе и он молился о "граде сем", то есть о нас с вами. Но кому-то посчастливилось познакомиться с батюшкой, молиться вместе с ним на службах в старом Никольском храме, слушать его проповеди и даже бывать у него дома.

Все меньше остается в живых людей, знавших его лично. Чтобы сохранить память об этом угоднике Божием, мы постарались собрать воспоминания о благодатном батюшке, потому что ярче всего раскрывается образ человека в воспоминаниях современников. Некоторые из этих воспоминаний мы публикуем.

Иерей Василий ВОЛЬСКИЙ

 

 

Иулитта Павловна Кульчинская, супруга отца Владимира, г. Сарны

Отец Владимир родился в семье священника Евгения Кульчинского и Марии Кульчинской (урожденной Зашкевич) 25 ноября 1910 года в селе Колки Луцкого района Волынской области. Мой отец, дедушка и прадедушка тоже были священниками. Семья была большая: пять братьев и четыре сестры. Двух сестер и двух братьев отца Владимира убили кагебисты. Самая старшая из его сестер, Елизавета, еще до войны, в 1938 году, уехала к жениху в Бразилию, она не увидела тех ужасов, какие мы вынесли, когда пришли "освободители" из России.

В августе 1914 года в связи с военными действиями семья Кульчинских была эвакуирована в Старобельск Харьковской губернии. (Рассказ матушки Иулитты мы дополнили сведениями, которые прислал из Вологды племянник отца Владимира (сын протопресвитера Сергия Кульчинского —  протоиерей Александр Кульчинский).

В июле 1917 года семья вернулась из эвакуации. Сначала Владимир учился дома под руководством родственников, а затем в народной школе. В сентябре 1928 года Кульчинские переехали в село Бродок, где они проживали в имении барона Федора Штейнгеля.

После народной школы Владимир Кульчинский учился в украинской частной гимназии в Ровно. Затем он поступил в семинарию г. Кременца Тернопольской области. Два года проучился и заболел, а потом пришлось уйти: семья большая - недостатки. В 1933 году юношу призвали на военную службу (в то время эти территории принадлежали Польше). После армии стал служить псаломщиком в селе Голузия Маневического района Волынской области. В 1935 году его перевели в село Люхче Сарненского района Ровенской области. В 1936 году мы повенчались в городе Сарны Ровенской области, и сразу моего мужа перевели в Камень-Кошарский Волынской области. В 1937 году у нас родилась дочь Мария, в 1938 году - сын Евгений. В 1938 году мужа рукоположили во диакона, а в 1941 году - в сан священника и дали приход в селе Видерта Любешовского района Волынской области. В 1943 году у нас родился сын Юрий. В 1946-м отец Владимир был переведен в село Великая Глуша того же района.

Трудно передать, сколько мы пережили, видя смерть своих хороших знакомых, сколько было убито священников в своих домах и даже во время богослужения за престолом. Все это делали большевицкие партизаны. Печально, что теперь у нас на Украине отмечают день партизанов как хороших воинов, а они миллионы людей погубили.

8 мая 1947 года отца Владимира арестовали. Тогда мы жили в деревне Великая Глуша Любешевского района Волынской области. Пару месяцев промучился в Луцкой тюрьме, и засадили на 15 лет каторги. Каторгу отбывал в Воркуте. Я с тремя детьми как бедовала все эти годы, когда отец Владимир был в тюрьме! Бог помиловал - муж остался жив, в 1956 году освободили и сняли судимость, но здоровье уже было потеряно. Около девяти лет мы прожили на Украине на приходах. Но это было мучение, ведь кагебисты не давали покоя, все уговаривали с угрозами, чтобы отец Владимир стал доносчиком и работал для них, но он не согласился.

Жизнь так сложилась, что нам пришлось уехать в Мурманск, здесь нас приняли хорошо, да и кагебисты тут были совсем другие. В Мурманск мы уехали в конце 1966 года, после октябрьских, что я хорошо запомнила. В Заполярье мы прожили до 1979 года. Приходы были: Мурманск, Кировск, затем - Архангельск.

Служа в Архангельске, сколько хорошего сделал отец Владимир для храма Всех святых за то время с зятем Степаном, мужем Марии. Храм был страшный, неизвестно, когда делали ремонт (препятствовали власти). Зять, как художник-любитель, договорился со старостой, приезжал четыре года летом в отпуск и вместе с отцом Владимиром обновил храм. Отец Владимир любил трудиться для храма, хотя денег для благоустройства церкви никто не присылал, только давали немного зятю Степану.

Покойный владыка Никон по своему усмотрению переводил много раз с одного прихода на другой. У отца Владимир был хороший голос, он замечательно проповедовал, и его уважали прихожане. В Мурманске и Кировске ему доводилось служить по два раза. В какие годы переводили с прихода на приход, не помню, и документов нет.

В начале 1979 года отец Владимир заболел и долго пролежал в больнице в Мурманске. Немного подлечили его, выписали из больницы, и в июне 1979 года мы совсем уехали к себе на Украину, в город Сарны. Там отец Владимир болел больше года, умер в 1980 году 3 августа и закончились для него все земные мучения. Тяжелая была жизнь: войну пережили, а в сталинские годы еще хуже было - это был просто ад. После стольких переживаний и мучений мне Господь послал долгие годы - уже 86-й пошел. Теперь все прошло, надо ожидать кончины.

 

Галина Викторовна Мухина, г. Мурманск

Отец Владимир происходил из семьи священника. Двое сыновей стали священниками, один брат был регентом в Днепропетровске. Отец Владимир начал служить священником на Украине еще до войны. Батюшка был замечательным рассказчиком, очень внимательный, певучий, за каждую ноту переживал.

Во время войны они с матушкой и детьми оказались на оккупированной территории. Там орудовали бандеровцы (украинские националисты, воевавшие на стороне немецких фашистов). Однажды ночью в дом отца Владимира постучал наш раненый партизанский командир. Они его приняли, спрятали на чердаке. Через какое-то время приходят бандеровцы, разыскивают этого партизана, спрашивают, не видели ли его. Батюшка с матушкой говорят: "Никого не видели". Бандеровцы прошли по всей деревне - никто не признается. Тогда они решили взять в заложники 100 жителей. Увезли их в лес, выкопали ров и всех поставили на краю этого рва. Среди заложников был и отец Владимир. И буквально перед самым расстрелом один человек, который в этом участвовал (может быть, родственник или знакомый батюшки) пожалел священника и вступился за него: "Это же наш батюшка, очень хороший, давай его отпустим". Отца Владимира отпустили, а тех 99 человек расстреляли и закопали. Спустя некоторое время эти места заняли советские войска и батюшку арестовали: "Раз тебя не расстреляли вместе со всеми, значит, ты предатель". А партизан все это время жил у них на чердаке. Батюшку увезли. Матушка поехала добиваться освобождения, потом вместе с ней приехал следователь к ним домой, он увидел раненого, но так ни в чем и не разобрался. Спасенный отцом Владимиром воин не смог никому доказать, что батюшка ни в чем не виновен. Отца Владимира посадили на 10 лет. Он сказал: "Можете меня сразу расстрелять, но по воскресеньям я работать не буду". Его отправили на Север, в лагерь под Воркутой. По воскресеньям отца Владимира работать не заставляли, по воскресеньям он служил. В лагере батюшка работал бухгалтером, потом его отпустили.

Протоиерей Владимир Кульчинский очень любил людей. После службы в праздники и воскресные дни всех приглашал к себе. Бывало, другой раз скажет: "Галина, там что-то матушка тебя просила зайти после службы". Приду, а у них - застолье, и никуда не отпустит. Матушка варила целое ведро борща, всех кормили и угощали. Матушка была под стать батюшке: добрая, всех обнимет, расцелует.

Батюшка много мне сделал хорошего, самые теплые воспоминания о нем остались. Они вместе с родным братом протоиереем Сергием Кульчинским печатали брошюрки (молитвословы) для людей и раздавали их, ведь раньше не было никакой духовной литературы, за что и пострадали. Отец Владимир служил здесь два раза.

Батюшка очень тяжело был болен, у него признали рак желудка. Я ему как-то сказала: "Отец Владимир, попроси Бога, чтобы тебе еще пожить". А он мне ответил: " Я просил у Бога два года, а Господь дал мне 10 лет. Как же я у Него еще чего-то буду просить?". Он мог ответить почти на любой вопрос. Люди спрашивали: "Батюшка, где же ты всему научился?" А он отвечал: "У батьки за столом".

Когда батюшка уезжал, то на память всем, с кем был тесно знаком, подарил фотографии и подписал. Провожали его человек сто. Все пришли с цветами. Милицию не предупредили, и один милиционер на вокзале спросил: "Кого вы встречаете?" - "Мы не встречаем, мы провожаем нашего дорогого батюшку". Все купе было завалено цветами. Кроме батюшки и матушки, в купе сели еще два полковника, они ничего понять не могли, увидев столько цветов. Проповеди батюшка очень сильные говорил. Начинал издалека, а потом все же ближе и ближе. Бывало, разойдется и как начнет отчитывать. Очень мы его любили.

 

Галина Ивановна Столярова, поселок Мурмаши

Отец Владимир в 1976 году крестил моих детей - двойняшек Ваню и Катю. Так как они родились очень слабенькими, то мы попросили батюшку окрестить их на дому. Потом я с ним встречалась еще один раз. Я работала в аэропорту, и батюшка дал деньги и попросил меня купить ему билеты на самолет. Он пришел за билетами, мы отдаем ему билеты и сдачу. Отец Владимир отказывался: "Сдачу не надо". Я ему ответила: "У нас так неположено". А он мне говорит: "У нас тоже так неположено". Молча достал из портфеля бутылку коньяка и красную икру. Мы сели за трапезу. Батюшка очень нам понравился.

 

Алла Михайловна Мартынова, г. Мурманск

Я была крестной у детей моей знакомой Галины Ивановны Столяровой. Отец Владимир окрестил их. Потом мы пригласили его за стол. Открытый, очень простой в общении - таким мне запомнился батюшка. Мы пожертвовали ему деньги за Крещение, но отец Владимир всячески стал отказываться: "Ничего не надо". Тогда я тихонько пошла в прихожую и положила ему денежку в карман пальто. Он даже об этом ничего не знал. Батюшка всех к себе располагал, с ним хотелось общаться и можно было к нему обратиться с любым вопросом. Всего два раза я с ним близко встречалась, но он оставил в моей душе память на всю жизнь.

 

Живое слово пастыря

Перед отъездом отец Владимир многим прихожанам подарил фотографии и написал каждому именно такие слова, какие были необходимы его душе.

Гаськовой Ксении Андреевне 
Давно мы знакомы с Вами, вот-вот 13 лет. Уезжая, буду и дальше молиться, как и молился, о Вашей семье, о живых и о упокоении, дабы Бог Вам даровал нужное терпение в Вашей горестной жизни семейной. Пошли, Господи, Вам спокойствие и огради миром. 
С любовью, протоиерей Владимир Кульчинский. 
Мурманск, 9. VII - 1979.

На память чтецу Ираиде ( в постриге - монахиня Анастасия) 
Не так долго мы знакомы, но часто говорили мы о многом. Дело христианства, дело спасения всегда нас объединяло. Много я знаю о Вас, но много есть и сокрытого в сердце Вашем. Это сокровенные Ваши тайны. Поминая свою жизнь, не забывайте, что ждет Вас впереди; вот и бодрствуйте, гоните прочь печали, горе, тяжести жизни, неудачи. В труде полезном ищите забытья, в чтении в храме и в молитвах ищите наслаждения, вооружившись в броню правды, смело боритесь со злом, которого так много на нашем пути к достижению заветной цели, и с Богом победите и найдете успокоение. 
С любовью, митрофорный протоиерей Владимир Кульчинский. 
Мурманск, 8.VII - 1979 года, в день перед выездом.

Шатиловой Вере Евдокимовне 
На память Вере Евдокимовне. Недолго побыл, но жизни убежало так много, что нужно помнить и делать соответствующие выводы для утверждения в себе добрых христианских качеств. 
С любовью, протоиерей Владимир Кульчинский. 
5.VII - 1979, Мурманск.

Золотоноша Марии Александровне 
Во время упадка духа взгляните на фото и припомните наши разговоры, а иногда и споры. Разумейте хорошенько, кто из нас был прав, но, раздумывая о прошлом своем, постарайтесь так уготовить себя, чтобы прошлое не надоедало и не терзало Вашей и так уже растерзанной души и разума. Расставшись с прошлым, забыв о нем, воздерживайтесь от всего, что порочит человеческую совесть и заставляет более трудиться сердце. Не повторяйте ошибок прошлого. 
Протоиерей Владимир Кульчинский. 
Мурманск, 9.VII -1979 года.

Куршевой Александре Афанасьевне (в постриге - схимонахиня Херувима
На память Шуре Куршевой. Дарю тебе на память фото, вспоминая долголетние общие труды на пользу храма, на спасение души. И если сочтешь нужным когда-нибудь, молитву сотворишь, какую уже придется. 
Митрофорный протоиерей Владимир Кульчинский. 
Мурманск, м-ц июль 1979 года.

Републикация из «Православной газеты», г. Мурманск