Лад как основа Русского боевого искусства

Быть сильным - значит обладать истиной, быть со Христом. Бог дарует нам силу. Сильный человек ради любви готов на проявление жертвенности. Братская жертвенность - и есть его сила. Вот таких людей, сильных физически и духовно, и старается воспитать Трифонов Печенгский монастырь.

Вспомним слова святителя Филарета Московского, который говорил, что нужно смиряться и любить своих личных врагов, гнушаться врагов Христовых и быть готовым защищать других людей от врагов Отечества. Поэтому одна из задач молодежно-патриотической организации «Дружина» при Братстве прп. Варлаама Керетского Трифонов Печенгского монастыря - дать российской армии парней, являющих образец настоящего христианского подхода к воинскому служению. Ребятам преподают историю Православия на Руси, военную историю, Закон Божий, обучают русскому рукопашному бою (стиль Кадочникова).

Накануне отъезда дружинников на летние лагерные сборы, которые в этом году проводятся в Хибинских горах, мы побеседовали с директором Санкт-Петербургского клуба «Русское боевое искусство» Михаилом Береговых, специально приехавшим в Мурманск для участия в сборах.

- Когда люди стремятся в летнее время отправится подальше с Севера, куда-нибудь в южные края, тут все понятно. Но что привело Вас из сравнительно теплых мест к нам на Кольскую землю?

- Пожалуй, то духовно-деятельное родство, которое я здесь обнаружил, - поясняет Михаил Михайлович. - В прошлом году, я открыл для себя, как деятельно Трифонов Печенгский монастырь заинтересован в сохранении духовности нашего народа, его культурного наследия и, конечно же, здоровья, особенно здесь, в суровом Заполярье. Пожалуй, это явилось решающим фактором при принятии решения. К тому же, побывав в Печенге прошлым летом, я проникся монастырем. И общение с игуменом Аристархом меня очень обогатило, что немало важно для меня, как человека не один год отдавшего изучению Русского боевого искусства.

- Михаил Михайлович, как Вы считаете, то достояние, которое мы имеем сейчас в Русском боевом искусстве, представлено и открыто всему миру или все-таки есть какая-то доминанта, которая принадлежит только русской нации, выпествовавшей это искусство?

- Безусловно, есть у наших людей доминанта и даже генетически заданная способность приобщиться к родовой культуре русского народа. Потому, что она ближе и больше у человека, впитавшего из русской земли духовное и культурное наследие предков. И в то же время из русского рукопашного искусства не делается тайного учения. Оно открыто всем, кто по своей воле и возможностям готов обогатить свою часть культуры этим наследием.

Но все же русскому парню гораздо проще дойти до вершин в русском рукопашном бое, нежели в восточных боевых искусствах. Здесь играет роль и определенный генотип, и очень многое в нас, что выражено физически, материально, несет на себе печать русского духа, который присущ только нашей земле.

Мы не всегда осознаем, что начинает происходить в нашей жизни в зависимости от того, с чем мы соединяемся. Мы нередко списываем происходящее на какие-то случайности. Но есть определенный язык жизни, самих событий, происходящих в с нами. Поэтому надо учить человека отзываться на этот язык жизни. В этом смысле русское боевое искусство ближе нам, оно наше и каждый из нас уже так или иначе приобщен к нему генетически.

- Что же отличает Русское боевое искусство, к примеру, от восточных, получивших такую большую популярность в современном мире?

- Отличительная черта Русского боевого искусства - соборность. Не толпа, не стая, а именно соборность, когда боец пребывает в ладу с собой, с людьми для блага общества, в котором живет. Здесь и целесообразность ладных отношений с Землей как с частью Божественного мироздания. Такое понимание всегда присутствовало у русских людей. А включение русской соборности в тренировки, позволяло и позволяет обучать детей через игры, через работу в паре, в группе. Именно работу, а не пустое время препровождение.

Само боевое искусство как техника, конечно же, никчемно. Ведь если не можешь наладить отношения с другими людьми, то овладение какой-либо техникой вызовет только гордыню и отключение от общества. Поэтому на занятиях мы уделяем как можно больше внимания, тому, чтобы ребята осознавали, что они делают, чтобы они включались и проживали жизнь, чувствуя ее и собственным телом, и разумением. Мы стремимся к тому, чтобы наши воспитанники использовали свой потенциал осознанно и целенаправленно, тратили силы не в одержимости достижения цели, как это присуще западным боевым искусствам, где цель соревнований - денежный приз и слава - затмевает все человеческие отношения. Или в восточных боевых искусствах, когда идет опора на измененное состояние сознания человека. Нет необходимости, пребывая в ладном состоянии с Богом, с мирозданием, с людьми вокруг, изменять свое внутреннее состояние. Тогда радость - в радость, печаль - в печаль, а отношения видны такими, как они есть и строятся естественно. И осознание этого мы и стараемся донести ребятам через Русское боевое искусство.

- Полагаю, что говоря о Русском боевом искусстве как о части двигательной культуры, необходимо понимать, что без триединства Духа, души и тела, без этой связи не состоится ничего.

- Мне посчастливилось несколько лет работать с наследным дворянином князем Борисом Васильевичем Голицыным. У него была короткая, но очень емкая молитва, которую он часто повторял и напоминал другим: «Укрепи, Господи, силу Духа в моем теле». Как вера без дел мертва, так и дела без веры и цели благой будут бессмысленными. Человек может растрачивать в этих делах все свои силы, и не видя результата, еще больше распыляться, перегорать и, как следствие, уничтожать себя, природу и прессовать людей вокруг. И положительного результата не будет, если не будет лада с миром, с самим собой.

Один из моментов философии Русского боевого искусства заключается в словах Господа Иисуса Христа: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10, 10). Невозможно, отключаясь от жизни, почувствовать ее полноту. Невозможно распыляясь пройти весь жизненный путь с естественной скоростью и естественным путем, выхватывая лишь отдельные моменты жизни, стремясь только к сладкому и легкодоступному, поскольку жизнь очень многогранна. И мы стараемся объяснить это нашим бойцам, научить терпению, но не подмене терпением возможности найти выход из сложившейся ситуации.

Человек приходит в мир и как творец в той мере, которая дарована ему свыше, в которой он сам включится в жизнь. В этом отношении русское боевое искусство поначалу входило в современное общество как школа выживания, но не скудного выживания, а именно как школа жизнеподдержания, жизнепередачи.

- Становится очевидным, что сегодня особенно важно духовное сопровождение молодого человека, уходящего в армию.

- Безусловно. Необходимо создать, заложить мировоззрение, с которым он будет идти по жизни, не корежась от того, что с ним будет происходить, содержать в себе тот стержень, с которым он сможет адекватно воспринимать и оценивать жизнь, а не ломаться многократно под каждое ее движение. Поэтому в«Дружине» и при проведении нынешних лагерных сборов, в частности, мы и ставим перед собой задачу воспитания ребят, которые в скором времени пойдут в армию, в духе православных воинов. И в этом мы видим свою помощь нашим Вооруженным Силам.

Совсем недавно мне довелось прочитать книгу генералиссимуса А.В. Суворова  «Наука побеждать» с рисунками и чертежами самого автора. Интереснейшие мысли в ней изложены. Он не переставал напоминать солдатам, что Бог водит и управляет, и что Бог - наш генерал. Александр Васильевич говорил так, имея в виду, что и в воинском деле как нигде важно духовное начало, прежде всего потому, что человек военный чаще других находится на грани жизни и смерти. Одним из самых главных направлений в наследии Суворова остается обращение к духовности. Дух Святой водительствует во всех делах наших и наставляет в знаниях. Неразрывная связь с народной культурой очень видна в жизни великого русского полководца и в его«Науке побеждать» в том, как он воспитывал солдат и обращался с ними.

Как раз в Русском боевом искусстве эта связь присутствует. И мы на нее опираемся, стремясь быть в ладу с Промыслом Божиим для достижения тех целей, которые уже определены волей Божией, а не поставлены волюнтаристским решением самого человека.

Проведение таких лагерных сборов, как нынешние, при взаимодействии с Трифонов Печенгским монастырем, являющим собой связь человека с Богом и с людьми, имеющими такую связь, помогает установить связь и с самим собой. А это очень важно. К счастью, в прошлом году я открыл для себя эту деятельную сторону Трифоновой обители и той работы с подрастающим поколением, которую она постоянно проводит. Что-то стало меняется в лучшую сторону и в моей жизни. Уверен, будет меняться и далее. И пожалуй, нет ничего случайного в том, что такие занятия проводятся здесь, на Северных рубежах нашей страны, где шаг за шагом восстанавливается институт полковых священников. Желаю всем сил, разумения и духовной крепости.

Беседовал Андрей КОНЮШАНЕЦ