НИЖЕ ПОЯСА

Ежегодная областная литературная премия раньше называлась премией областной администрации, с администрации был и спрос. Ныне она стала не премией администрации, не губернской, а губернаторской.

В 2000 году постановлением губернатора эта премия - <за высшие творческие достижения> в области литературы - присуждена Нодару Минадзе за книгу «Рыбный день». Книга была издана годом раньше Областным институтом повышения квалификации работников образования, поэтому не остался без поощрения и глава института В. Костюкевич: отныне ему, волей губернатора, отдана в распоряжение вся областная система образования - Комитет по образованию администрации Мурманской области.

Логично, что подчиненные г. Костюкевичу работники образования, в том числе, в первую очередь, лучшие учителя литературы, считают своим долгом знакомить школьников с книгой, изданной таким, можно сказать, родным институтом и получившей столь высокую оценку - оценку представителя государственной власти. И вот одна из таких учительниц (имя по понятным причинам называть не буду) попросила меня, перед моей встречей со школьниками, познакомить ее девятиклассников с этой книгой. Поскольку сама она, как оказалось ни прочитать, ни объяснить многое не могла. В таком же положении оказался и я. Почему? Цитирую, листая от оглавления и сохраняя написание.

люди падают всегда: мордой в говно

стоя по яйца в снегу
пить горючую "РУССКУЮ"

плечом к плечу бытуют жены
они как "Першинг" заряжены
они толкуют о б...х

поручик расстегнув одежды мочился грозно на врага

приспустим штаны и флаги 

чтоб я был драным гондоном

но
Буратино выучился на гинеколога

б... и как ружья бывают разных калибров

и совестно в штаны накласть

на безрыбье и ж...а - соловей

Прошу прошения. Но как, не цитируя, объяснить, что ныне поддерживается властью и за что власть жалует?

И даже подумалось, а не попросить ли губернатора о помощи? Мол, Юрии Алексеевич, премия - губернаторская, с Вас и спрос: возьмите Вашей властью канал телевизионный, пригласите к экранам школьников и почитайте и объясните, что к чему. - Я ж процитировал не все, что процитировать следовало бы.

Но даже и не слова непристойные вызывают протест, не мерзость того, что премировано, хотя и это тоже...

Русское искусство, русская литература всегда старались, чтобы взор человека, обращенный в люльке к небу, как можно дольше не опускался ниже пояса, дабы природе и человеческому в человеке не навредить. Карамзин: живость воображения опасна, пока человек не обрел «твердых правил добродетели». Пушкин (устами героя, отнюдь не отрицательного): Храни, храни святую чистоту Невинности и гордую стыдливость...

Тысячелетние старания нашей Церкви и русского искусства не пропали даром. Нынешние разрушители великого государства, так называемые демократы и гуманисты, обнаружили вдруг, что люди наши и сегодня - люди, остались людьми, и застывающие глаза миллионов русских людей, умирающих безвременно на развалинах государства, глядят как и прежде, несмотря ни на что, в небо. А значит, может случиться, что надежды разрушителей в очередной раз не оправдаются... И посыпались деньги, большие деньги: на половое воспитание! - На гранты соответствующим министерским чиновникам, учителям, воспитателям в детских садиках. Чтоб взором еще не осмысленным, заранее - туда... На бесплатные обязательные презервативы и наглядные пособия, чтоб уже во втором классе - по соответствующей резинке каждому, чтоб взгляд уже неотрывно навсегда - туда, чтоб воспалять воображение, чтоб, едва зачесалось, сорван был в самом зародыше и выплюнут даже еще и не зеленым будущим плод счастья человеческого... Потом, до одиннадцатого класса, до последнего, деньги - на замену учебников ради смены программ и подмены понятий, деньги на половое же воспитание под видом борьбы со СПИДом: как можно и как нельзя, и опять главное - чтоб не выше пояса... А еще позднее - наши областные мероприятия, вроде «Операции SOS», - для людей взрослеющих... И русское искусство, русская литература, национальные вечные ценности стали ныне недругам России поперек горла... Зато «Рыбный день» - что надо, как приправа к «драному гондону» для второклассника. И цель одна, и метод - один, и грант-премия что Костюкевичу, что Минадзе - за то же самое, за что министерским чиновникам платят в долларах. И разве не понятно, почему вдруг русская литература, как предмет, сегодня выводится из перечня обязательных общероссийских школьных дисциплин? Система строится так, чтобы не кто иной, а местный чиновник, Костюкевич, своей властью решал, какую литературу допускать в школу - русскую, еврейскую, якутскую или американскую, и что из этих литератур допускать - Минадзе или Рубцова. И теперь уже от этого зависит, чем кончатся все наши перестройки, чем все кончится.

Когда наш губернатор Евдокимов Ю. А. начал общероссийское движение за спасение Флота, а фактически - за новое сплочение России, я говорил и говорю, что не помочь губернатору, быть в этом святом деле в оппозиции к губернатору -- безнравственно. Еще более безнравственно с моей стороны было бы промолчать, столкнувшись с тем, о чем сказано выше: без человека небесного, звездного Россия  не будет Россией, и ни армия ее такую уже не спасет, ни флот.

ОТ РЕДАКЦИИ «Славянского хода»
Просим прощения у читателей за некоторую грязцу цитирования текстов. Признаемся, что мы стали перед проблемой. С одной стороны, мы решительно выступаем против чудовищной языковой грязи, бескультурья, сознательно нацеленных на русскую духовность. С другой стороны, чтобы убедить вас и чиновнические подворья нашего края, мы должны показать эту мерзость, доказательно освидетельствовать ее. Уповать на то, что культурные, образовательные, административные структуры Кольского края сами ознакомятся, не приходится. Ведь вот, даже премию областную дали за... творческие достижения в популяризации скабрезностей и матерных россыпей.

Статья писателя Виталия Маслова была обсуждена и горячо поддержана участниками семинара - членами Союза писателей России и группой педагогов и библиотекарей г. Мончегорска.

В. Маслов

«Славянский Ход». № 3-4 (33), апрель 2001 г.