КРИК СЕРДЦА

Шевчук Наталья Николаевна, мать погибшего на АПЛ «Курск» Алексея Шевчука

SOS! - кричало море, тяжелым свинцом легшее на их души.
SOS! - кричали чайки! Они здесь, мы их чувствуем, люди!
118 чаек сидело на воде. Белое пятно из белокрылых чаек.

А внизу на стометровой глубине груда разорванного железа, заполненное телами наших детей. А чайки, белокрылые чайки —  это чистые души безвинно убитых наших детей. Чайки - это их чистые души, которые вырвались на голубую гладь моря. Море медленно раскачивало их на своих волнах, лаская и успокаивая.

Они сидели и набирались сил. Их путь далек - в самую поднебесную высь. И вдруг одна за другой они медленно поднимались вверх и исчезали за горизонтом... ПРОЩАЙТЕ, РОДНЫЕ!!!

Вы все остались в нашем сердце. Отцы и матери помнят о вас и скорбят. Пока мы живы, память о вас живет. SOS ! - кричало море. SOS! - кричали чайки. Они с укором оглядывались по сторонам. Люди...! Где вы, люди? Где ваша помощь? Но вокруг не было ни души.

* * *

И только мать в своем бреду,
Шептала: - я сейчас приду.
Сквозь толщу льдов пройду,
Проникну на любую глубину.
И сердце матери рвалось
В ту черноту глубокой дырки.
Но разум не хотел понять.
Никто не хочет их спасать.
И каждый раз: и день, и ночь
В бреду старалась им помочь,
Закрыв глаза, плыла, плыла.
Плыла, захлебываясь от воды.
И в горле соль, соль в глазах,
А в сердце боль - предчувствие беды.
Но где же сын? Ищу, ищу.
Одна вода кругом вода и ужас черной пустоты.
Но где же ты? Еще раз вздох.
О Боже! Вот они стоят...
С укором на меня глядят.
Но лиц не вижу - только маски.
Как не уклюж их весь наряд.
Мне сердце шепчет: - нет и нет!
Его здесь нет, среди них нет.
Здесь тишина. Спокойно движется вода.
И только мертвые тела, раскачивает глубина.
Пытаюсь в лица заглянуть.
Один, другой! Но сколько их?
Их десять иль пятнадцать.
Здесь нет живых. Здесь мертвые тела
В гробу железном наглухо закрытом.
Но только нашу боль не спрятать никуда.
Ну что за бред в больном мозгу?
Я даже плавать не могу.

Плач матерей

Темная ночь не гони меня прочь.
Чайкой летаю над бездной морской.
Как мне найти покой?
Море, которое так любила.
Море, которым жизнь жила.
Пучиной своей ребят проглотило.
Наших детей не пощадило.
Убийцам - бездна помогла.
Убийцы - уголовники - они.
А море лишь улики скрыло,
Своею стометровой глубиной.
Жертва ради ваших амбиций.
Жертва ради ваших погон.
Сколько нужно измерить миль?
Сколько нужно сказать слов?
Сколько нужно иметь сил?
Чтобы стерпеть эту боль.
Сердце на части рвется.
Больно стучит висок.
Мне не хватает сил
И не хватает строк.

* * *

Мой Бог! Мне нечего скрывать.
Я нараспашку пред Тобой.
И у меня на сердце боль.
Мне так сегодня нелегко.
Молю я: душу успокой.
Мне надо в вере сильной быть.
Но как врагов своих простить?
Но как врагов своих любить?
Мой Бог! Молю я силы всё стерпеть.
И эту боль преодолеть.
Мне эту ночь опять не спать.
Звезда в ночи будет гореть,
А я сидеть и молча ждать.

Грязная пена

Бьётся о берег волна.
Пену смывает с песка.
Столько прибило всего.
Берег —  сплошная грязь.
Так порою подчас
Жизнь протекает у нас.
Там, где пришла беда,
Мелют нас жернова.
Стервятники стаей кружат,
Добычи себе хотят.
Денежки громко шуршат.
По чужим карманам лежат.
Многим спать не дают.
Матери слезы льют.
Вот наступил отлив.
Пена и грязь ушла.
Закончился денег делёж.
У нас теперь тишина.
И никого не найдёшь.
Кого же ты ищешь и ждёшь?

Август 2001 г.