«Единые рубежи: Отечество и души»

Предлагаемая вниманию читателей статья игумена АРИСТАРХА, наместника Трифонов Печенгского мужского монастыря, руководителя Военного отдела Мурманской и Мончегорской епархии, написана специально для газеты "Граница России" к храмовому празднику пограничников - Введения во храм Пресвятой Богородицы, отмечаемого Русской Православной Церковью 4 декабря.

Аналитики самых разных взглядов признают, что Вооруженные Силы и Русская Православная Церковь сегодня суть главные охранители российской государственности и национальных идеалов. Именно на эти главные скрепы исторической России идут сейчас ожесточенные атаки. И это, тем более, заставляет нас искать все новые возможности и пути соработничества Армии и Церкви.

Какие формы взаимодействия Федеральной пограничной службы и Русской Православной Церкви на примере Мурманской области уже устоялись? Каковы возможные пути дальнейшего сотрудничества?

Анализируя динамику отношений Арктического регионального управления и Военного отдела епархии, надо отметить, что самым отрадным здесь является наполнение достаточно схожих между собой годовых Программ взаимодействия новым содержанием, которое есть ответ на вызов новых проблем. Если вначале перечень форм и методов работы носил довольно стандартный характер, где было видно сильное влияние уже ушедшей идеологии и ее штампов, то со временем и Церковь и военные начали выбираться "из-под глыб".

Продолжая этот метафорический образ - "из-под глыб", надо сказать, что разрушения основ самой жизни россиян оказались столь катастрофическими, что не удержались и постулаты воинской службы, которые ранее казались незыблемыми и священными: любовь к Родине, служба в армии как почетная обязанность, воинский долг, честь, жертвенность. В этих условиях роль воспитателей, формы работы которых не отвечают злобе дня, стала заметно снижаться.

Конечно, есть бойцы, помеченные духом растленности и цинизма, которые никого не услышат: ни офицера, ни священника. Но и  в тех случаях, когда душа молодого воина еще жива и готова воспринимать, значение тех мотивировок военного служения, которые были условно достаточными 15-20 лет назад, уже эфемерны и не приносят доброго плода. В то время, как по отзывам известно, что слова, которые находит в беседе с солдатами и матросами священнослужитель, кажутся им "песней" и имеют большое воздействие на них.

Коль уж говорить о мировоззренческих основах, о смысле жизни, о смерти, о нравственных категориях, то очевидно, что только офицер с религиозным взглядом на мир может дать воину осмысленный взгляд на космос. Так важна поэтому подготовка офицеров-катехизаторов, имеющих подготовку по основам христианской веры. И это одна из нерешенных пока задач, хотя она стоит в ряду первоочередных, принимая во внимание рост числа самоубийств, видимо не мотивированных поступков, отказов от присяги и несения службы, самовольного оставления части.

Не упрощая всей сложности этих проблем, надо все же сказать, что отсутствие в обществе, и как следствие, у призывников национальных и нравственных идеалов может в известной мере быть компенсировано кропотливой и постоянной работой над мировоззрением конкретных солдат в конкретном воинском подразделении.

У пограничников в силу их специфики не может быть размыто понимание человека в этом мире противоборства добра и зла, его природы, эгоистических групповых интересов в ущерб личности и целому обществу. Церковь никогда не строила иллюзий по поводу "однополярного мира": "Мир лежит во зле", и было бы странным говорить об альтруизме и порядочности государственных мужей, правящих, к примеру, в соседних с нами странах. Знакомство с взглядами Церкви, святых отцов на природу греха, на методологию преодоления страстности привносит четкость в плывущие линии координат идеалов и целей молодого воина.

Важно при этом подчеркнуть, что исключительно словесная (пусть и талантливая) работа с душами воинов-пограничников не приносит ожидаемого полноценного результата, если она не стоит на камне, который есть Христос, его Церковь с полнотой жизни в Боге. Как и все человеческое, слово проповедника, воспитателя ограничено. Надо дать простор, пространство и время Самому Творцу.

В православном понимании это означает, что личность в ее целостности только тогда начнет кристаллизоваться, переплавляться, когда человек вступает в реальное Богообщение на богослужении, на молитве, в Святых Таинствах. Лишь Православие может поставить воина на православный мистической Путь, дать ему Работу, выковывая из него не просто воина земного, но воина духовного, воина того войска, во главе которого стоит Царь царей.

Великой пользе российского воинства служит понимание командованием того, что совместная молитва воинов с предстоятельством священника есть неизмеримая сила. Так важна поэтому практика приезда воинов на воскресную литургию в церковь, исповедь и причастие бойцов, важно наличие на заставах хороших библиотек духовной литературы, православных изданий газет и журналов.

Священник из фигуры экзотической и "ах-овой" превращается, наконец, в необходимого и желанного помощника и советчика на заставах, кораблях, в учебных подразделениях. И это только начало. Опыт дореволюционного полкового священства, который мы еще только начинаем ныне осваивать, свидетельствует о том, что поистине христолюбивое воинство непобедимо. Но в этом направлении еще работать и работать.