Семь лет под водой

В черно-зеленой толще воды погибал командир отделения боевых пловцов 61-й бригады специального назначения разведуправления Черноморского флота. Вместе с подчиненными совсем недавно он через торпедный аппарат покинул подводную лодку. Развернувшись фронтом, они поплыли к берегу. Но внезапно в кромешной темноте произошло непредвиденное: он попал в рыболовную сеть, которая спеленала тело. Рука не могла дотянуться до прикрепленного к голени ножа, а запас воздуха в баллонах акваланга катастрофически таял. И тогда боевой пловец разбил маску и осколками стекла стал перерезать прочные капроновые путы. Когда он добрался до берега, до которого пришлось плыть почти две мили, в его спасение уже мало кто верил...

Пережив такое испытание, главстаршина Виталий Федорин, тем не менее поступил не просто в военно-морское училище, а подводного плавания имени Ленинского комсомола. Тогда, конечно, и предположить не мог, что станет командовать подводным ракетоносцем, потом целой дивизией «Акул»... Сегодня контр-адмирал Виталий Михайлович Федорин - заместитель командующего Краснознамённой флотилией атомных подводных лодок Северного Флота.

Быть может, судьбу его в какой-то степени предопределило и место рождения. Виталий появился на свет 17 декабря 1952 года в мордовском поселке Дачном, в 38 километрах от места упокоения выдающегося русского флотоводца адмирала Федора Ушакова. Когда пришел срок служить Отечеству в Вооруженных Силах, крепкого парня, имевшего несколько спортивных разрядов, определили в Севастопольскую учебку, где полгода натаскивали в кроссовой подготовке, учили стрелять, давали уроки рукопашного боя. Здесь же он совершил первые прыжки с парашютом и погружения с аквалангом. Затем еще полгода совершенствовался в учебном отряде своей бригады и лишь после этого попал в строевое подразделение. Здесь он до автоматизма овладел приемами боевого самбо, научился снимать часовых, записал на свой счет 320 часов плавания на миниподводных лодках мокрого типа и почти столько же в акваланге, 36 прыжков с парашютом, в том числе в воду. Если солдаты воздушно-десантных войск говорят о своей тактике: «С неба - на землю и в бой», то у боевых пловцов к этому подход несколько иной: «С неба - под воду и выполнить боевую задачу, не ввязываясь в бой».

Виталий прошел солидную подготовку в этой элитной части, пролив немало пота. Их выбрасывали на 3-4 недели в горы, в степи. Изнуряющие марш-броски на 25 километров с 40-килограммовым грузом за спиной были обычным явлением. Полоса препятствий разведчика длиной в полтора километра включала в себя не только выполнение стрельб, метание ножей. Приходилось и в жиже с помоями ползать. А в завершение, когда, казалось, покидали последние силы, предстояло установить мину и взорвать объект. Суровым испытанием была и выброска на остров для выживания в течение 10 суток. С собой выдавали лишь одну фляжку воды...

Увольнялся Виталий Федорович главстаршиной с твердым намерением поступать в Рязанское училище ВДВ, да отговорил его в последний момент начальник штаба бригады. Посоветовал стать подводником. Так и появился в Высшем военно-морском училище подводного плавания имени Ленинского комсомола суровый старшина роты курсантов Виталий Федорин. В выходные его, как прошедшего срочную службу, направляли в школы участвовать в проведении «Уроков мужества». На одном из таких уроков и уловил он на себе взгляд девчонки-десятиклассницы.

- И тут Остапа понесло, - смеясь, вспоминает тот эпизод Виталий Михайлович. - Вызвался я проводить Ольгу, да вот уже 24 года как вместе. Дочь и сына она мне подарила.

Прежде чем «упали» на погоны контр-адмиральские звезды, прошел Виталий Михайлович все ступени командирского роста.

- Своей судьбы сыну я не желаю... - говорит Федорин. И тут же добавляет: - Но буду рад и горд, если он пойдет по моим стопам.

А судьба у Виталия Михайловича богата событиями. По подсчетам супруги Ольги Викторовны, провел он под водой семь лет и два месяца, участвуя в 15 боевых службах. Лейтенантом он пришел на подводный ракетоносец, головной проекта 667Б, командиром группы управления БЧ-2, а через 9 лет, в возрасте 33 лет, стал командиром этой лодки. Когда его назначали на эту ответственнейшую должность, первый заместитель Главкома ВМФ усомнился в правильности выбора - слишком молод. Но вступился вице-адмирал Виталий Зуб: «Так у него же девять боевых служб!» К слову, в тот год он трижды уходил на боевые службы, каждая из которых длилась по три месяца. Интервал между походами не превышал 20 дней.

«К назначению», - написал на документах заместитель Главкома, решая судьбу Виталия Михайловича. А в ЦК КПСС, где утверждалось назначение, ему задали всего один вопрос: «Нажмете ли на красную кнопку, если потребуется?» - «Рука не дрогнет», - последовал ответ.

К счастью, на ту самую кнопку приходилось нажимать только при учебно-боевых пусках. А Виталий Михайлович участвовал в 54 ракетных стартах, за что и награжден медалью имени академика Макеева, генерального конструктора баллистических ракет подводных лодок. Ею награждает Ассоциация космонавтики России. В его наградном документе значилось: «За воспитание плеяды подводников-ракетчиков». Такие медали на Северном флоте имеют не более полутора десятков человек.

Как вехи славного пути подводника на парадном мундире контр-адмирала Виталия Федорина награды Родины. Орден Красной звезды - за лучшую торпедную атаку, выполненную в ходе инспекции Министра обороны. Чтобы прорваться через корабельную поисковую ударную группу «противника», следовало торпедировать корабль и уйти через образовавшуюся брешь. Он «уничтожил» залпом два корабля.

Орден Мужества - за тот шок, который получили американцы, наблюдая с госпитального судна Северного флота «Свирь» за пусками баллистических ракет с борта «Акулы». По их расчетам за это время должно было стартовать 3-5 ракет, а реально улетели 19.

Орден «За военные заслуги» - за трехракетный залп из подводного положения. Сработал он и на политику, о чем напоминает медаль Жукова. 17 ноября 1999 года Президент России вел трудные переговоры в Стамбуле. В этот день подводники-североморцы выполняли пуск двух ракет, попавших точно в цель на территории полигона на Камчатке. Тон переговоров изменился в пользу нашей страны...

На причале по возвращению с моря их встречала полномочный представитель Президента РФ по Архангельской области Марина Белогубова, вручившая морякам 19 грамот от Президента России.

Было в судьбе Виталия Михайловича и событие, оставившее свой след сединой в волосах, кошмаром во снах да изменениями, внесенными в Морской атлас.

РПКСН, выполняя задачи боевой службы, шел на глубине 197 метров со скоростью 7 узлов. Вдруг лодку потряс удар страшной силы, и она стала проваливаться в бездну. Ситуацию спас матрос-рулевой, переложивший руль на всплытие, когда глубина погружения уже достигла 320 метров, да капитан-лейтенант Олег Самохвалов, успевший продуть балласт. Оказывается, они по касательной столкнулись с подводной частью айсберга, хотя в Морском атласе значилось: безопасная глубина - 150 метров. С тех пор стала 300...

А они еще полтора месяца продолжали нести боевую службу. Когда пришли в базу - сами удивились. В дыру, образовавшуюся в легком корпусе, мог въехать грузовик. А действия экипажа в той критической ситуации были оценены как правильные. То событие имеет конкретную дату и время: 21 час 13 минут 13 сентября 1983 года.

Приходилось ему, скрываясь от слежения подводных лодок противника, и на грунт подводную лодку класть, и в таких местах затаиваться, что для многих иностранцев его признания вызвали бы шок.

Командир подлодки - за все в ответе. А потому и спит в полуха, зачастую в кресле центрального поста. Виталий Михайлович до сих пор любит вздремнуть сидя. Вспоминал, как вернулся с боевой службы, а дома никого нет, жена в больнице. Лег в кровать, а заснуть не может. Сел в кресло у телевизора... Открыл глаза - уже утро.

Виталий Федорин был седьмым командиром дивизии тяжелых ракетных крейсеров стратегического назначения. На «Акулах» сходил на две боевые службы. Огромную мощь несут на себе эти тяжёлые ракетные крейсеры стратегического назначения. Потому и называют их морской составляющей стратегических ядерных сил сдерживания России. Осознают их роль и значение не только политики и военные, но и простые люди.

Сегодня Виталий Федорин один из руководителей работ на АПРК «Курск». Тяжелая миссия легла на его плечи, и ее он считает одной из наиболее ответственных в своей военной карьере.

- Спасибо всем тем подводникам, кто остался в прочных корпусах, несмотря на трудности, переживаемые флотом, - сказал контр-адмирал, завершая нашу беседу. - Уверен, наступят для Военно-Морского флота России лучшие времена.

Владимир БЛИНОВ
Юрий БАНЬКО