«Война - это работа»

А для работы важнее не порывы и лозунги, а инструмент

В ходе антитеррористической операции в Дагестане и Чечне командование объединенной группировки федеральных войск на Северном Кавказе неизменно давало высокие оценки действиям тактической батальонной группы морской пехоты, основу которой составлял отдельный десантно-штурмовой батальон бригады МП Северного флота. За 9 месяцев участия в операции "белые медведи" с минимальными потерями прошли практически всю Чечню, успешно решили все поставленные боевые задачи. По данным разведки ФСБ России, боевики, узнав, что на их направлении в дело введена морская пехота, неоднократно оставляли заранее подготовленные позиции, чтобы не вступать в прямое столкновение с "черными беретами".

После возвращения морских пехотинцев СФ к месту постоянной дислокации наш внештатный корреспондент Л. ПАВЛОВ встретился с командовавшим батальонной тактической группой подполковником Анатолием БЕЛЕЗЕКО и попросил его рассказать об опыте и уроках боевых действий в Чечне.

Мы знали: «Продолжение следует»

- По моему убеждению, военные не должны лезть в политику, Поэтому, если кто-то хочет оценивать действия политиков, приведшие к Xасавъюртскому договору, - это без меня. Одно скажу: после "первой чеченской" мы уходили с чувством, что до конца свою задачу не выполнили. Достаточно было иметь глаза, чтобы увидеть, кто и что остается в Чечне, и догадаться, что продолжение, как говорится, следует...

Так что морально были готовы к событиям августа 1999 года. И в организацию боевой подготовки с учетом опыта "первой чеченской" коррективы внесли.

Xотя, по большому счету, самые опасные "грабли", на которые наступили федеральные войска в 1995-96 годах, никто с дороги так и не убрал. Имею в виду прежде всего вопросы комплектования и обеспечения боевой подготовки войск. Ведь что, по сути, тогда случилось в Чечне? А вот что: боевики, в большинстве своем прошедшие школу еще Советской Армии, навешали оплеух армии Российской, которая по известным причинам основательно подзабыла, что такое полноценная боевая подготовка, да и о сохранении в кадрах офицеров с боевым опытом не очень-то пеклась. Я уже молчу о "мудрых" оргштатных мероприятиях, в результате которых, например, наша бригада морской пехоты и, в частности, ДШБ - часть постоянной готовности! - оказались без штатной разведки.

...Если что-то в период между чеченскими войнами удалось сделать по уму, то за это, в первую очередь, надо в ноги поклониться командующему флотом и Главнокомандующему ВМФ. Если бы не их настойчивость и поддержка, помощь командованию береговых войск СФ, то мы бы, наверное, до сих пор продолжали отряжать "элиту" морской пехоты - бойцов ДШБ - в кочегары и сантехники для жизнеобеспечения гарнизона и не имели бы даже на бумаге решения о воссоздании разведывательных подразделений.

Обеспечение боевых действий

Важную роль в подготовке батальонной тактической группы к участию в боевых действиях сыграло решение руководства ОГВСК не пускать нас сразу в дело, а придержать в Каспийске, дав время на сколачивание, слаживание, как говорится, притирку с приданными подразделениями - ротой разведки морской пехоты ЧФ и артиллеристами-каспийцами.

Отличие от "первой чеченской" было налицо, начиная с отработки боевых документов и заканчивая тактикой применения и взаимодействия сил, различных родов войск. Никакой спешки, попыток взять "на ура"... Скрупулезная организация общевойскового боя, тщательная разведка мест скоплений боевиков, их опорных пунктов, системы огня. Использование массированных ударов авиации и артиллерии в начале операции и лишь затем уничтожение или вытеснение уцелевших боевиков штурмовыми группами, либо их блокирование в населенных пунктах. "Зачистками" мы не занимались, и это совершенно логично и правильно было решено. Наше дело - воевать, а паспортный режим, личные досмотры и тому подобное - это дела МВД. Кто чему учился.

Наибольшая часть боевой работы легла на плечи артиллеристов. В том, что они действовали как по нотам, часто стреляли в прямом смысле слова с ювелирной точностью, огромная заслуга начальника артиллерии бригады подполковника Евгения Стребкова и командовавших артподразделениями майора Дмитрия Клименко, капитанов Олега Пономаренко, Юрия Скворцова, Михаила Лагоды, Виктора Непомнящего, Виктора Селищева...

Майор Клименко в бою под Гудермесом возглавил корректировочную группу, его батарея нанесла боевикам огромный урон. При попытке бандитов взять группу в кольцо и уничтожить, Клименко вызвал огонь батареи на себя, за что был награжден Золотой Звездой Героя России.

В принципе, что касается тактики действий, никаких велосипедов федеральные войска не изобрели, соответствующий опыт был приобретен еще Советской армией в Афганистане и целом ряде локальных конфликтов с участием СССР. Но именно такой тактики не доставало в первую чеченскую кампанию, именно ей боевики ничего не смогли противопоставить, и именно она позволила существенно сократить потери личного состава. За полтора месяца активных действий батальон потерял только одного человека убитым.

По итогам кампании можно сделать и такой вывод: успешными действия морской пехоты СФ стали не благодаря, а вопреки штатной организации ДШБ. Просто командование флота и береговых войск здорово продумало, предусмотрело многие вопросы, и на нас работал, по сути, весь флот.

Пример: штатный взвод МТО не способен поднять даже трети батальонных запасов. А мы, между прочим, за время участия в операции 42(!) раза меняли дислокацию и совершали марши до 320 километров. Спасли положение приданные нам 10 КамАЗов отдельного автомобильного батальона тыла флота. Спасибо подполковнику Шилину и его подчиненным, показавшим себя достойными профессионалами!

И таких примеров можно еще много привести: по подразделениям связи, техобслуживания и так далее.

Противник

Группы, отряды боевиков в этой кампании заметно различались по уровню боевой подготовки. Наемники, особенно арабы, афганцы, а также чеченские боевики, прошедшие подготовку в специальных лагерях, воевали грамотно, цепко, жестко, смело, но без особого самопожертвования, скорее рационально, чем фанатично. Чувствовалось, что многих профессионалов, матерых мужиков с опытом службы в войсках и боевыми навыками выбила первая война и их пытались заменить наспех обученной и обкуренной молодежью. Но то, что "ширнувшийся" новичок способен в рост пойти на пулеметы, еще не делает его настоящим бойцом.

Местное население

Сколько-нибудь серьезных проблем с местными жителями в ходе операции у нас не было, хотя батальон исколесил Чечню вдоль и поперек, неоднократно блокировал населенные пункты. Не могу сказать, что нас встречали с цветами и хлебом-солью, но и случаев откровенной враждебности, попыток "сунуть нож в спину" тоже не припомню. Люди в Чечне устали от нищеты, бесконечных бандитских разборок и переделов власти и собственности, от войны, которая не дает тем, кто хочет, спокойно жить, работать, растить детей. А таких большинство, хотя хватает и "отморозков", не умеющих ничего, кроме как стрелять, грабить, колоться и воровать людей. С такими, конечно, душеспасительные беседы вести бессмысленно, равно как и нелепо ждать, что они вдруг сами исправятся. Не хочет жить по-людски - за решетку, на лесоповал.

Народ на Кавказе уважает силу, но ту, которая не куражится, не глумится, не трогает тех, кто живет по обычаям своего народа и законам общества, государства, а не бандитского беспредела. Чеченцы видели, что морская пехота не врывается в села на БТРах и танках и от дурацкой удали не давит заборы и сараи, не палит по коровам и овцам... Что с жителями, представителями местной власти, старейшинами мы общаемся нормально, с уважением, стволами в лица не тычем... Что можем и урезонить - был такой случай - отдельных "активистов" МВД, которые решили, что раз оружием обвешались, то им все можно...

А с другой стороны, чеченцы опять-таки видели, что в морской пехоте институток и лопухов не держат, позиции, расположение подразделений оборудуют и службу правят так, что соваться с дурными идеями не стоит - башку оторвут и в переносном, и в прямом смысле.

Наверное, за все это и к нам отношение было уважительное.

Вопросы, вопросы...

Война и "героический эпос" вокруг нее это две большие разницы, как говорят, в Одессе. Война - это не подвиги, это работа. А для работы важнее всего не порывы и лозунги, а инструмент. Точный, надежный, удобный, эффективный.

В принципе, ДШБ как часть постоянной готовности в мирное время и должен быть именно таким инструментом. Но вот тут-то, как показывает опыт "второй чеченской", пока много вопросов.

Один из самых больных: как можно иметь настоящую часть постоянной готовности в составе сокращенной, порезанной бригады? Уже через полгода участия ДШБ в операции остро встал вопрос замены личного состава. Даже в Великую Отечественную части, подразделения отводили с передовой на отдых. Чеченская война - это война особая, когда передовая - везде, постоянно приходится ждать удара с любой стороны. Понятно, люди изматывались. Будь в составе бригады еще один развернутый батальон, то морская пехота решала бы вопросы замены сама, не доставляя особенных хлопот командованию флота и уж тем более Главному штабу, Генштабу... У нас же только ДШБ более-менее прилично укомплектован, в остальных подразделениях большая нехватка офицеров, прапорщиков. Фактически за 9 месяцев в Чечне побывали около 80 процентов офицеров и прапорщиков всей бригады!

Все острее вопросы технического переоснащения. Нужны хорошие ночные прицелы и другая оптика, крайне нужны современные, эффективные средства связи. В Чечне только у ВДВ, пожалуй, было что-то похожее на современные образцы. А ведь связь - это управление. Не будет его - кранты, никакие пушки не помогут.

Боевой технике больше 10 лет, две войны прошла. Ремонт требует все больших усилий, запчастей, которых опять-таки нет и нужно опять проявлять чудеса изобретательности. Кстати, некоторые умники нашу технику ругают, а она прекрасно себя проявила, возможности у нее - о-го-го. Один нюанс: чтобы эти возможности реализовать, нужно за рычаги не недоучку, а подготовленного бойца сажать да дать масло родное, да топливо и ЗИП иметь...

Так что поводов для размышлений и вопросов Чечня много дала. А самый главный вопрос вот в чем: опыта и в Советской армии, и в Российской всегда хватало. Не было больших войн, так в локальных конфликтах участвовали. Но вот почему-то с использованием этого опыта, внедрением в практику прогрессивного, полезного и отказом от неоправдавшего себя у нас все время выходит как-то не очень. Почему?

Про советско-финскую войну читаешь и удивляешься: 60 лет назад было, а проблемы-то знакомые. Связь, управление, малочисленность и немощь тыловых подразделений, слабая индивидуальная подготовка бойцов, шапкозакидательство и как следствие - попытки не умением финнов взять, а числом. Тогда, кстати, уроки войны разбирали, и выводы делали не только в штабах, а и на уровне первых лиц в государстве...

Л. Павлов

Конкурс «Духовное наследие Кольской земли»
Номинация «На страже Отечества»
«Североморские вести». 15.12.2000